18 дней в четвертом измерении

Федор Алексеенко, г. Киев

КИЕВ-МОСКВА-ДЕЛИ-БОМБЕЙ-ПУТТАПАРТИ — этот путь проделан за 5 дней с остановками в Москве и Дели по причине нестыковки рейсов.

В Москве морозное утро. Самолет плавно берет курс на юг. Через восемь часов посадка в Дели. В лицо подул теплый ветер с незнакомым привкусом.

Делийский международный аэропорт похож на все аэропорты мира, только в нем пусто и тихо. В стране 1 млрд. населения.

Местный колорит начался после выхода из здания аэропорта. Десяток водителей подбегает и хватает тебя за руки. Все они предлагают свои услуги, рассказывая на пальцах преимущества своих автомобилей. Поторговавшись кое-как, соглашаешься с самым настойчивым. Через 2 минуты видишь его авто и диву даешься насколько красиво описал. На самом же деле здесь и половины нет того, что было им представлено в своем описании.

До Дели не более 10−12 километров. Езда по непонятным правилам. Такое впечатление, что все носятся по разным траекториям, все время нажимая на сигнал. В горле появился неприятный осадок, слегка удушающий. Это — смог. Возле железнодорожного вокзала тысячные толпы народа, выстроенные в змееобразные очереди. Все хотят куда-то уехать. Вспомнился фильм о гражданской войне. Атмосфера и декорации очень похожи.

На следующий день из газет узнал, что из-за холода (0 градусов), в ту ночь на севере Индии замерзло насмерть несколько человек и было почему-то парализовано движение поездов. Вернулись в аэропорт. Самолеты приземлялись, но не взлетали. Двенадцать часов ожидания вылета прошли в пятизвездочной гостинице. На утро головная боль от шума кондиционера и запаха какого-то химиката. Наверное, дезинфектора.

Бомбейский воздух резко пахнул жарой. Чувствуется юг. Немыслимые виражи на автомобиле по Бомбею и через 20 минут мы оказались на железнодорожной станции Kurla. До отхода поезда 2 часа, но народ уже суетится. Состав прибыл за час и начал быстро заполняться. Еще через 30 минут негде было сесть.

Через 20 часов выхожу на станции Дхармаварам, опять таксисты. 40 минут — и мы въезжаем в деревню Путтапарти. На деревню она мало похожа, скорее туристический центр.

Центральная улица заполнена массой народа. Замечаешь лица отовсюду. Уже при въезде, я отметил разницу между тем, что видел по дороге и здешней чистотой.

Автомобиль остановился возле ворот ашрама Прашанти Нилайям. Яркий свет, гирлянды цветов, радостные лица людей, одетых во все светлое. Все это плюс живительный сок кокоса начало возвращать меня к жизни. Я отправился спать в номер, любезно предоставленный в пункте по размещению иностранцев.

(…чтобы поддерживать хорошее состояние здоровья, необходимо регулярно проводить чистку организма. Читайте, как провести чистку кишечника дома, чтобы это было эффективно и безопасно…)

7 января

Подъем в 3.00 утра (или ночи). В окне соседних корпусов уже горит свет. Где-то играет непонятный инструмент, похожий на сопилку.

Душ, зарядка, и в 4.00 двигаюсь в сторону Главного Мандира. Площадь перед Мандиром уже заполнена несколькими тысячами людей, сидящих со скрещенными ногами, на определенных линиях, и ожидающих чего-то. Тебе вежливо предлагают сесть, в конец одной из них.

Через 20−30 минут ты слышишь объявление организатора: «Number One!». Линия слева быстро поднимается и отправляется куда-то. Спустя 10 минут звучит: «Number Eight» и твоя колонна встает в одно мгновенье и направляется туда же. Так образуется один непрерывный поток, ведущий к кованым воротам Мандира. При входе каждый проходит через металлический портал, такой как в аэропорту, подвергается легкому досмотру персонала. Фотоаппараты, камеры, ножи, ножницы, иголки и другие подобные предметы проносить запрещено.

Мы очутились в Главном Мандире. С чем сравнить его, не знаю. Скажем так: площадь 100 на 100 метров, огороженная кованой оградой в рост человека. Присутствуют лишь плоскости пола и потолка. Соединены они 24 гранитными колоннами, высотой метров по 7 или 8. Светло, просторно и празднично. Горят люстры и много сверкающего стекла использовано в освещении.

Сидевшие на линиях 1, 2 и 3 рассаживаются плотными рядами на черный мраморный пол вдоль красной ковровой дорожки с теснёнными цветами лотоса. Линия № 8 занимает 3-й ряд. Помещение постепенно заполняется и к 5 часам утра в нем уже присутствует около 5 тысяч человек. Женщины — слева от центра, мужчины — справа.

Многие сидят с закрытыми глазами. Одни — ровно, другие все время падают. Те, что сидят ровно — ушли в себя, те, что падают — спят.

Атмосфера волнения и таинственности заполнила зал.

Ровно в 5.00 прозвучало 12 ударов колокола в колокольне над центральными воротами ашрама, через которые въезжает только Сам Бхагаван Шри Сатья Саи Баба.

В 5.20 удар колокола и все в один голос начинают петь звук «ОМ» с двадцать одним повторением. Это называется Омкар. Первое сильное впечатление за день. Несколько тысяч человек соединяют свое дыхание для извлечения единого звука. Каждый старается не выбиться из единого звукового потока. Эффект наступает сразу же после окончания. В голове наступает какое- то просветление и я отмечаю подъем настроения. Такое впечатление, будто тебя чем-то прочистили, продули.

После этого некоторые идут на следующий ритуал — шествие с песнопениями от статуи Ганеши (слона в виде божества), вокруг дворца Саи Бабы, Мандира и опять к тому же месту.

Остальные находятся в Мандире. Даршан начинается около семи утра. Даршан в переводе с санскрита означает «Явление Господа», также это может означать получение благословения.

К семи утра в Мандире установилась тишина, я бы сказал — затишье. Все замерло. И вот без двух минут семь заиграла приятная музыка с легким восточным оттенком. И с такой же легкой походкой в противоположном от мужчин входе появился Тот, кого миллионы сегодня почитают живым Богом — Шри Сатья Саи Баба. Маленькая фигурка 74-летнего старика в ярко оранжевой рубахе до пят плавно передвигалась не по ковровой дорожке, выстланной специально для него, а все время пересекая ее по диагонали. Двигался он от одной группы людей к другой по обе стороны от дорожки, останавливался, задавал какие-то вопросы, слушал ответы, переспрашивал. Периодически брал стопки писем из рук, протянутых к Нему. Но брал не у всех. Он не шествовал, просто шел, как люди ходят на работу. Легко и спокойно.

Как я уже сказал, входил Он через ту часть помещения, где находились женщины и продвигался по направлению к мужской половине. По мере приближения к нам, я почувствовал оживление вокруг. Кто-то начал доставать письма, кто-то привставать, меняя позу на более удобную и заодно поднимая повыше корпус и голову. При этом оживлении персонал взглядом или щелчком пальцев и жестами показывал, что необходимо соблюдать спокойствие и занять прежние позиции.

Большое оживление наблюдалось в те моменты, когда Аватар материализовывал вибхути (священный пепел, обладающий очистительной энергией) или брал письма. Контроль над ситуацией в эти секунды прекращался и все вскакивали и подбегали к Нему. Охрана не позволяла приблизиться, хотя некоторые ухитрялись коснуться одежды.

Вот он берет письма, их накапливается очень много в Его руках. Вот к нему тянутся чьи-то руки с ладонями, обращенными вверх. Он отдает письма охранникам, которые перемещаются на корточках позади, делает круговые движения над вытянутыми руками и насыпает в них белый порошок. Причем надо отметить, что не в одни ладони, а каждому, затем охранник протягивает Ему белый платок и Даршан продолжается. Баба останавливается, глядя на какой-то сектор зала, делает круговое движение рукой, но теперь более размашистое, по спирали ладонью вверх. При этом взгляд его меняется. Он как бы сосредоточен, что-то делает. Затем опять письма, просьбы и т. д.

Опять остановка и круговое движение в направлении сидящих, но тут спираль закручивается в другой плоскости и не ладонью, а пальцем. Потом опять письма, вибхути, вопросы и ответы. Во время Даршана Его взгляд все время скользит по глазам присутствующих. Причем не только в первом ряду, а и во всех остальных. Этот взгляд я позднее сравнивал со сканером. При этом Он может заговорить с кем-либо из четвертого или шестого ряда, пригласить на интервью.

Обогнув по дорожке острова людей, Он направляется к своему кабинету, вернее помещению, где Он берет интервью у тех людей, которых выбрал.

Весь Даршан длится 10−12 минут. Затем Саи Баба удаляется на интервью, а 80% присутствующих по окончании музыки покидают помещение, остальные сидят в неподвижных позах с блаженными лицами. Глаза у большинства закрыты. Отправляясь к себе в комнату, отмечаю некоторую приподнятость настроения и задумчивость. Про себя анализирую увиденное и пережитое.

9.00 — утренние Бхаджаны (дословный перевод с санскрита — «поиск единства с Богом через пение песен»). Во время песнопений отмечаю, что хоть слов не могу разобрать, но занятие это приятное — уловить мелодию и подстроиться под многотысячный хор. Людей — не одна тысяча, но звук единый. Ушам приятно и состояние необычное. Вспоминаю украинские песни. У нас говорят: «за душу берет». Очень похожее состояние. Песнопения длятся 20 минут. Затем появляется Он, и под гимновые песнопения проходит по короткому пути во Дворец.

На часах 9.25. Состояние до того приятное, что уходить не хочется. Но дух туриста-путешественника позвал и я отправился гулять по ашраму и за его пределы. Под конец прогулки отмечаю некоторую слабость в теле. Это — новое состояние для меня. На третий этаж жилого корпуса Nord 2, в котором я поселился, поднялся с большим трудом. Списал это на перемену климата, питания и другой временной пояс. Хотя странно, с четырех до девяти утра этого не было.

В 12.00 рассаживание в линии на вечерний Даршан. Все опять повторяется сначала, с той лишь разницей, что утром были звезды, а сейчас полуденное солнце. Температура воздуха в тени — 30 градусов.

В 13.40 наша линия встает. Номер то ли 15, то ли 17. Мы направляемся в Мандир.

Опять проверка, опять рассадка, опять ожидание. В 14. 25 появляется Саи Баба. Я отмечаю некоторый подъем настроения, когда оранжевая рубаха и черная шапка волос показывается в проеме ворот. И опять приятная легкая музыка.

Все проходит так же, как и утром, но заметно, что Баба делает меньше остановок и реже разговаривает. Музыка затихает, большинство подымается и уходит. Ухожу и я, так как не понимаю, что здесь еще делать.

На вечерние Бхаджаны спешу, даже сам удивляюсь. Никогда в жизни не пел их. Видать понравилось. Во время песнопений опять отмечаю приятное состояние. Не замечаю, как уже Баба направляется к выходу. Сразу после этого в одну секунду выстроилась очередь. Спрашиваю: «куда?», отвечают «на 10 минутную медитацию в храм». Отмечаю, что завтра надо будет пойти.

На часах 5.30 вечера. До отбоя 3,5 часа. Дух туриста зовет.

Вечером общаюсь с немцем, который живет со мной в комнате. Общие фразы.

Перед сном анализирую прожитый день и отмечаю, что в голове полная каша. Слишком много во мне желаний присутствуют одновременно. Удовлетворить все сразу не хватает времени и сил. Надо что-то выбирать.

8 января

Все повторилось сначала. Но это только внешне.

По дороге на утренние Бхаджаны, встретил машину с Аватаром. Он смотрел в окно и когда машина проезжала мимо меня — я заметил его внимательный взгляд и улыбку. Через 15 минут, сидя в Мандире замечаю непонятное состояние внутри меня. Изнутри подымается что-то, давит в груди, подымается еще выше и слезы начинают литься рекой. В голове проносятся мгновенно какие-то образы из моей прошлой жизни. Какое-то мгновенное осознание своей неправоты по какому-то вопросу и в момент осознания — слезы.

Вечерний Даршан: заиграла музыка, появился Он. На душе стало тепло и приятно.

К концу дня ловишь себя на том, что Саи Бабу хочется видеть опять. Что именно в нем находится источник того, что вызвало в тебе эти переживания.

9 января

Во время утреннего Даршана вдруг понял, что захотелось записать все это на бумагу. Что всего этого никогда не было раньше и это может не повториться.

Второй день подряд какое-то давление в области верха грудной клетки. Иногда сильней, иногда слабее. Отмечаю, что это в общем-то приятно, но в то же время постоянно отвлекаю свое внимание к этой части тела.

Также замечаю, что такого состояния я почти никогда не испытывал до этого. Если и испытывал, то это были считанные минуты за всю жизнь.

Возникает желание все время быть в этом состоянии, настолько приятно и спокойно. Замечаю, что в этом состоянии спадает напряжение с мускулатуры лица, меняется его выражение. Более того, когда ты в таком состоянии разговариваешь с кем-либо или просто смотришь на него, то реакция этого человека тоже меняется, как бы он не был настроен до этого взгляда на тебя. Меня это поразило.

Постепенно отпадает желание ходить в магазины, разглядывать сувениры и т. д. Начинаешь просто размышлять над тем, что же происходит. Дальше отмечаешь, что такое блаженное состояние наступает только во время и сразу после Даршана или песнопений. Пытаешься добиться такого состояния спустя час-два и понимаешь насколько это сложно. Но это как наркотик, и такое состояние тебе хочется испытывать опять и опять. И вот уже приятное давление в груди от неумелых усилий перебивается какими-то болевыми ощущениями: то тянет в сердце, то острая резкая боль. В общем это очень сложно. Иногда кажется, что просто невозможно.

К вечеру делаешь вывод о том, что тебе проще заработать 1000 долларов, чем быть один день в таком состоянии. Но единожды попробовав, начинаешь хотеть этого.

Отмечаю, что это место я бы назвал «Кардиологическая клиника». Так же был очень удивлен тем, что осознал себя больным человеком. Раз болит, значит — болен. А как же?

… Ум не успевает осознать происходящие перемены. Такого ритма перемен еще не было до сих пор и это ему не знакомо. При этом за два последние дня он стал спокойней. Состояния очень быстро сменяют одно другое: от беспричинной радости до физической усталости. Не могу двигаться. Лежу пластом.

Удивительно. Еще вчера осознавал беспокойство ума (метания в удовлетворении всех желаний сразу), а сегодня понимаю, что как только я это осознал, состояние его автоматически изменилось. Чудеса, да и только.

В Мандире легко думается. Приходят неожиданно свежие мысли. Тела не чувствуешь, не вспоминаешь о нем.

Выходишь за пределы Мандира и через час — еле двигаешься. Хочется спать. Спишь. Снятся сны, которые и снами-то назвать нельзя. Какие-то видения с конкретными ситуациями, которые вот-вот должны произойти. Прямо сообщения, не больше не меньше. После сна делаешь вывод о том, как себя вести, если не хочешь, чтобы случилось то, что ты видел во сне. Подсказка содержалась в нем же.

Возникло желание написать письмо и отдать Бабе.

10 января

Утром на Даршане отдал письмо. Очень волновался. Затем с трудом привел себя в порядок. Впервые возник вопрос: «А что я тут делаю?» Вопрос показался интересным. Пришло осознание того, что тут все время происходит работа по уравновешиванию себя и тренировке внимания. Цель этой работы — все время удерживать внимание в области сердца. Но внимание не хочет там быть. Оно то в желудке, то в голове, то в магазине, то на базаре, то дома.

И что поразительно, если в обычной жизни (до этого) это было бы нормальным, то тут, в ашраме, во время долгого отсутствия внимания в заданной области внутри тебя начинаются проблемы. То начинает что-то болеть, то возникают дикие страхи, то просто не везет и по-крупному. Как только ты осознаешь причину этого и возвращаешь внимание в положенное ему место все становится на свои места и ты успокаиваешься. Фантастика.

Каждый день слезы. Как правило после осознания каких-то перемен и причин их вызвавших. Последний раз до этого плакал в 14 лет.

Перед сном решил прогуляться. Во время спуска по лестнице понимаю, что-то, что я просил в письме утром, я уже получил. Обмен информацией происходит на непонятном уровне. Поражен.

11 января

Нашел для себя объяснение происходящего. Первые дни происходила какая-то работа на всех уровнях моего организма: на уровне всего тела, ее признаки — это физическая усталость (слабость) при полной ясности в голове. На уровне груди (сердца) — постоянные ощущения присутствия чего — то там, постоянное «шевеление» на этом уровне. Все вместе взятое вызывает работу мысли: «А что же происходит?» И мозг, проанализировав происходящее, дал ответ: «Очень похоже на то, что вся энергия нижних центров (физической активности, физических удовольствий и желудка) уходит на то, чтобы заработал следующий центр — сердечный.»

12 января

Начали происходить невероятные вещи — изменения на уровне тела.

Закончился утренний Даршан. Уходить сразу не хотелось и я посидел минут 10−15 в обычном для здешнего места состоянии — блаженстве. Затем медленно встал и пошел по направлению к выходу. Чувствую, что что — то не так во мне. Не могу понять что. И постепенно осознаю, что я как-то необычно перемещаюсь. Моя голова находится в необычном положении. Взгляд направлен не туда, куда обычно и я по-другому вижу картинку. Мурашки прошли по телу и волосы зашевелились, когда я начал понимать, что у меня изменилась осанка и из-за нее и походка. Слезы невольно подкатили к глазам. Теперь каждый шаг делался как-то легко и это не приводило к сотрясению всего тела. Раньше я ставил ногу с пятки на всю ступню, теперь вся ступня сразу становится на пол. Я шел к себе в комнату и наслаждался новым состоянием. Было так приятно ходить по-новому. Такое чувство, как будто крылья выросли. Дальше я шел и, как всегда, анализировал. Результаты анализа привели к выводу о том, что это давало массу преимуществ:

— передвигаться гораздо легче, меньше расходуется энергии;

— направление взгляда вперед и вверх дает ощущение уверенности и не понятно, почему я все время смотрел под ноги. Наверное не был уверен, что там все в порядке с тротуаром или еще что-то;

— и самое главное, чем я был поражен, что это возможно. Все мое детство мама просила меня не сутулиться и не носить сумку на одном плече. Результата не было никакого потому, что время от времени в более зрелые годы мне делали замечания уже другие люди, задавая вопрос: «Почему ты горбишься?». Сам я этого не замечал. И тут вдруг за 5 дней могло случиться то, чего не случилось за 30 лет. Невероятно! Но я шел и наслаждался состоянием от новой формы передвижения. Ни с чем не могу сравнить. Разве только с первыми поездками на автомобиле со скоростью 130 км в час и более. Нет, скорее под парусом. Это ближе.

Вечером острота восприятия притупилась и было непонятно: осталась эта походка и осанка или нет. Если первый час-два после утреннего даршана это было естественно и без усилий, то позднее я начал чувствовать, что для того, чтобы находиться в таком положении, необходимо предпринимать усилия по «разворачиванию лопаток». Какое-то послеоперационное чувство. Как будто тебе придали новую форму, а мышцы еще не привыкли.

13 января

Появились первые опыты попадания в первую линию. Дело в том, что с самого начала очень хотелось попасть в первую линию, но никак не получалось. Это приводило в отчаяние. «Удача» понемногу начала приходить по мере того, как я начал отказываться от привычных «активных» или внешних методов воздействия и «отпускать» ситуацию, направляя свое внимание внутрь себя. Результаты опять были поразительны. Уже второй раз что — то внутри меня точно знало, какая линия будет первым или вторым номером. Самое сложное для меня было услышать или увидеть это «что — то» и я старался. Как ни странно, это тоже работа. Уже который раз я ловил себя на мысли, что я работаю. Отправляясь в это путешествие, я догадывался, что не на отдых еду. Но все это превзошло мои ожидания. И, как я понимаю, это еще не конец. Самое интересное впереди. Так я почему-то думаю.

На вечернем Даршане решил «закрепить» пройденное и проверить: действительно ли я могу определить, где линия № 1? Решил и сделал. Перед началом рассадки настроился на это «что-то» внутри, которое находилось на уровне груди, как ни странно. Определил в какую линию садиться, с тем, естественно, чтобы оказаться на линии № 1. Иду по направлению к этой линии, уже собираюсь садиться. Но перед самым носом на это место прыгает какой-то мальчишка, выталкивая меня вправо. У меня кровь в голову и я механическим движением отстраняю его назад, за спину. Сажусь туда, куда надумал. Успокаиваюсь. 40 минут ожидания и узнаю, что мой номер 16, а номер линии справа, куда меня выталкивал мальчишка — первый. Урок?

А что же еще? Это дошло до меня только вечером и я потратил немного времени для того, чтобы придумать: что я мог сделать в той ситуации. Самое смешное, что таки придумал, а не сделал потому, что не умею контролировать себя. Контроль над собой, как я понимаю теперь, и есть контроль над ситуацией. Ситуаций миллионы, а ты — один. Всех не предусмотришь. Но механизм действия, наверное, тоже один. Чаще всего это «кровь в голову». Но есть всегда пара секунд на то, чтобы в той же голове осознать, что эта «кровь» не отсюда и этим отправить ее туда, откуда пришла. Другими словами, осознав, мозг убивает эмоцию, и ты можешь опять быть в равновесии, то есть принять то, что случилось. Додуматься до этого так просто, но сделать это подряд три раза так сложно. Наверное, нужно тренироваться.

Меня не покидает чувство того, что я сдаю сессию. Постоянное ощущение учебы (или работы). На отдых это совсем непохоже. Внешне — да, пальмы, солнце и т. д., но внутри все время идет какая-то работа. Непривычно и тяжело. Все время на каком-то пределе. Казалось бы можно остановиться, расслабиться, ведь все это придумал сам. Но что — то гонит вперед. И это «что — то» опять-таки внутри.

14 января

Сегодня праздник и Даршан происходил в виде торжества с выступлениями и речами. Впервые услышал голос Саи Бабы. Был приятно удивлен тембром его голоса и тем, что он не говорит, а поет. Говорил он на языке телугу (индийское наречие). Переводчик синхронно переводил, при этом настолько «заводился», что часто перекрывал голос Аватара. Разобрать ничего нельзя было. До обеда торжество длилось почти 5 часов. Высидел, как ни странно. Причем, надо отметить, что с появлением Бабы в Мандире, сидеть стало гораздо легче. При появлении он минут 5−10 просто смотрел на всех присутствующих, обводил взглядом помещение, и никаких видимых действий не происходило. Все сидели тихо. Контраст ощутил сразу. Усталость куда-то ушла и вернулась вера в свои возможности. Странно, но в его присутствии не болит спина и гораздо легче все воспринимается. Чудеса да и только.

Отправился в путешествие за ворота ашрама. Минут 20−30 и устал дико. Еле ноги дотащил до ворот. На территории ашрама стало легче, усталость стала отступать.

Появилось первое осознание опыта получения информации нетрадиционным методом: не из книг, не из бесед, а изнутри. Поразило качество информации и ее объем. Не возникает никакого сомнения в ее достоверности, оперативности и уникальности и явных преимуществ перед тем, что написал или сказал кто-то. Такое впечатление, как будто ты получаешь ее из первоисточника. Только не могу разобраться, что это за первоисточник. Обязательно разберусь. Время еще есть. Но уже без сомнений он не снаружи, а внутри меня.

15 января

Поражающие картинки и очень сильные состояния во время пения вечерних Бхаджан.

Возникло желание почитать что-то. В книжном магазине все языки мира, но на русском ничего. На украинском — тем более. Английский — больше всего. Осилю? Прошелся по рядам. Взял несколько, пролистал. Одна из них показалась интересной. И, как ни странно, легкой для чтения. Почему-то отметил для себя это сразу.

В то же утро начал читать. Это было то, чего мне не хватало — опыт других людей, приезжавших когда-либо в Прашанти Нилайям. Поразительно похожие переживания по уровню, но мои проблемы на уровне тела, по сравнению с их, показались мне очень незначительными. У половины рассказчиков возникали проблемы со здоровьем, если не в первый приезд, то в последующие.

Еще поразило то, что плачут все, как один.

16 января

Сегодня я догадался, что адаптационный период закончился и начался период обучения. Да, именно обучения. Начался он день-два тому назад. Вероятно, покупка книг — одно из следствий этого. Начинаю чувствовать изменяющуюся ситуацию.

День прошел на подъеме. Был как никогда бодр. Начал привыкать к здешним условиям. Закрадывается опасение того, что привычка — это застой и что-то должно произойти. Не случиться, а именно произойти, одно должно прийти на смену другому.

Во время вечерней медитации и после нее очень пекло в груди. Такое впечатление, что огонь прожигает ее насквозь.

Ловлю себя на мысли, что уже в пятый раз я с точностью до 50 см. знаю то место, где будет линия № 1. Это уже не случайность.

17 января

Утром попадаю в линию № 21, вечером — № 2 (сидел в Мандире в первом ряду).

Появляется какой-то новый опыт мироощущения.

Новый урок изучил сегодня. Вернее часть урока. На практике убедился в том, о чем слышал, но не совсем доверял.

Дело в том, что я привык всегда контролировать ситуацию посредством активности. Так у меня получалось до сих пор. Тут же, как я ни старался, не мог добиться желаемого результата. Ситуация не поддавалась контролю. И вот в тот момент, когда я прекратил всякие усилия, направленные на то, чтобы попасть в первый ряд и просто «отпустил ситуацию», все случилось наилучшим образом. Я просто старался быть в равновесии. При этом выбросив из головы всякие желания. Просто равновесие и спокойствие. В результате — первый ряд вечером. Я это расценил, как правильно решенную задачу.

Днем, во время ожидания Даршана, я ощутил новые состояния, которые мозг еще не мог классифицировать, но связаны они были с новым уровнем получения информации.

Вечером, подводя итоги, я с удивлением отметил, что сегодня в течение дня, худо-бедно, концентрировал внимание в области груди (целенаправленно) в течение 2,5 — 3 часов. Мне это показалось достаточным, и с чувством выполненного долга я отбыл ко сну. Усталость была такой, как после разгрузки вагонов.

18 января

Сегодня до меня наконец-то дошел практический смысл изучаемых уроков.

Я поражен, ведь я теперь могу получать информацию другим путем. И информация эта куда более достоверна, оперативна и актуальна. Все, что предшествовало этому — только подготовка. Происходила, как бы, прочистка каналов приема информации.

Вот это да!

Какая-то Академия, не меньше.

Аватар* (Саи Баба) — руководитель, мы — ученики. Есть и учителя, но присутствуют они на внутренних планах. Процесс можно сравнить с просмотром записи на мониторе, только монитор этот внутренний. Информация, подаваемая на него — всегда своевременна и необходима именно тебе. Просто нужно настроиться на волну. Этим многие из нас и занимались, сидя в ожидании Даршана.

Как я понимаю, это и есть один из способов информационного обмена в ближайшем будущем. Впечатляет. Все происходит без слов, но насколько точно и сильно.

19 января

Я все больше ощущаю свое тело инструментом, который воспринимает информацию и реагирует на нее, то есть играет. Первые семь-восемь дней он настраивался, продувался, а последние 2−3 дня он начал воспринимать информацию.

Еще интересно: чистка, видимо, не прошла, а поднялась немного выше. Теперь в горле и в центре головы начались какие-то новые ощущения.

У меня появилась возможность задавать вопросы и получать ответы. Вопросов была масса. Самое интересное, что ответы я получал на все из них. Эти вопросы касались и происходящего здесь, и моего прошлого, и моего ближайшего будущего. Как мне следует поступить в той или иной ситуации, как теперь лучше организовать свой рабочий день, что изменить в жизни. Все это было мне интересно и, как я думаю, полезно, потому, что вопросы были прикладного характера.

В процессе обучения, я учился также новым методам настройки на волну приема информации. Я не ожидал, что их так много. Но учился именно тем, которые как нельзя лучше подходят мне.

Появилось чувство, что приехал сюда не зря. Я по-прежнему остаюсь достаточно практичным человеком.

Вечером лежал и смотрел на звезды. Впервые до меня дошел смысл фразы Саи Бабы: «Вы не есть тело». Вернее я его прочувствовал на себе, впервые ощутил состояние, когда тела нет, оно растворяется. Громадный зеленый поток проходит через тебя и ты растворяешься в нем. Ты на физическом уровне чувствуешь, как твое тело увеличивается до невероятных размеров и само становится этим потоком, величиной с Млечный Путь. При этом состояние блаженства и огромной радости переполняет тебя. Но тела нет, есть только это состояние, и оно настолько сильно и прекрасно, что ты начинаешь понимать смысл слов «Вы не есть тело».

Теперь я это знаю наверняка.

20 января

Сегодня какой-то странный день. Не совсем получается настроиться на волну. Такое впечатление, что мешают погодные условия. Проявив волевые усилия, все же добиваюсь желаемого. Из этого делаю вывод, что даже если ситуация не очень благоприятная, то воля и усилия приведут к положительному результату.

Опять вспоминаю фразу: «Ты не есть тело» и теперь добавляю «Ты — состояние».

Об этом я должен помнить всегда.

21 января

Впервые появились мысли о возвращении домой, а с ними и определенный настрой.

Невольно начал подводить итоги пребывания в Ашраме.

Почему-то начал задавать вопросы о том, что меня ждет в следующие два месяца в Киеве.

Ответы тогда меня не впечатлили, но я на всякий случай их записал. Сегодня, заглядывая в дневник и перенося эти строки в компьютер, я лишний раз убедился в качестве информации, получаемой таким способом. Все в феврале и марте с.г. происходит именно так, как я видел в январе в Индии.

После утренних ритуалов — чувство просветления и очищения. Перед глазами большие ослепительно белые просторы. Чувство блаженства не покидало меня и во время Даршана и во время утренних Бхаджан.

Почему-то возникло сильное желание запомнить эти состояния, настолько ярки они были.

И опять: «Ты не есть тело.
Ты есть состояние.
В каком ты состоянии,
Такой ты и есть».

Из этого следует:" Если ты в состоянии радости, гармонии и благодати, то ты и есть Радость, Гармония и Благодать."

Только сегодня впервые посетил музей всех религий. Это трехкупольное здание на холме я каждое утро видел с балкона.

Экспонаты меня поразили. Возле первого я простоял час. Старался записать информацию из фильма о зарождении жизни на Земле. Все начиналось с нейтрона, протона и электрона.

По дороге в музей остановился на 20 минут под Деревом Медитации. Это — приятное тихое место, раскидистое дерево баньяна и 3−4 человека под ним. Почему я раньше не был тут?

Под этим деревом получил новый опыт. Я все время слушаю то тело, то желудок, то эмоции, то ум, теперь учусь слушать сердце. А что, если попробовать не делать этого. Привести их в гармонию между собой и пойти дальше, в Пустоту. В Великую Пустоту Безмолвия.

Теперь (месяц спустя) я точно знаю, что это имеет крайне важное практическое применение. Даже больше. Это вопрос Жизни и Смерти — уметь проходить через Пустоту, сохранив память и сознание. А тогда, 21 января, мне показалось это просто интересным, ощутить безмолвие и тишину.

Появилось ощущение того, что я постепенно подошел к следующей ступеньке моего здесь пребывания. Подошел, но не взобрался. И еще. Сколько потребовалось затрат энергии, чтобы так мало продвинуться. И сколько еще предстоит?

Еще один урок выучил я в этот день. После утреннего Даршана, после состояния очень большой радости и блаженства, я пошел и съел один кокосовый орех (молодой). Затем прилег и у меня началась сердечная аритмия. Все это повторилось и после Бхаджан. Только роль кокоса сыграли мысли о покупках и предстоящей суете.

Анализируя вечером происшедшее, я пришел к выводу о том, что эту аритмию вызвала разность в частоте вибраций. С одной стороны высокочастотное состояние радости и блаженства, с другой стороны — низкочастотное состояние переваривания пищи и суетных мыслей. Вот это задачка. Как с ней справиться я не знал. Но сердце колотилось от пяток до макушки. Перепугался насмерть. Как я уже говорил, тут сначала происходят события, а затем только мозг разгадывает их смысл.

Интересная штука. Как только мозг смог разгадать загадку происшедшего, все симптомы на уровне тела ушли. Получается какая-то перекодировка происходит в момент осознания. В этом я убеждался и в другие моменты моего пребывания в Ашраме. Очень удобное место для постижения этих вещей. Такое впечатление, что время и пространство здесь спрессованы настолько, что от мысли до ее реализации проходят не месяцы, как в Киеве, а минуты. Да, да, именно минуты. Но это дело техники, а самая сложная и мучительная задача для меня — это осознать то, что происходит. На это в Ашраме уходили часы. В повседневной жизни на это уходят годы.

Но времена меняются, и очень скоро по всей планете мысль будет проявляться моментально, вот только сознание достаточно инертно. Скорость реакции неадекватна скорости нарастания событий. Получается что-то вроде слона, играющего в компьютерные игры. Только сел играть, а игра уже проиграна.

Очень не хочется проигрывать эту игру. Она увлекательна. Времени для изучения правил остается все меньше и меньше. Счет пошел уже на месяцы.

Вечером повторение пройденного — поиск золотой середины между едой и высоким состоянием. Не просто. Но учусь.

Чувствую себя первоклассником.

22 января

Еле жив.

Утро никакое. Был в музее всех религий. Очередь, как в мавзолей. Оказывается, сегодня суббота.

Сегодня решил ничего не есть. В пищеводе какая-то дрянь. Спазм подкатывает к горлу каждые 20−30 минут. Жутко неприятно и влияет на настроение. Неужели подхватил одну из болезней, которыми страдают европейцы в Индии. Очень не хочется.

День прошел без ярких впечатлений. Очень хочется домой. Но появилось чувство, что без экзамена я отсюда не выберусь. Не отпустят. Нутром чую.

По-украински экзамен будет «iспит». Очень похоже на то.

23 января

Утро началось с хорошего настроения. Радостные состояния принесли: медитация, Даршан и Бхаджаны.

Голод продолжался до 12.00. Эта зараза поднялась выше, и теперь стояла в горле. Значит есть движение. Это радует.

Днем продолжался процесс постижения азов «нового времени», а вот вечером меня ждал экзамен. Но я этого еще не знал.

19.00. Возвращаюсь из магазина с покупками. Поскольку вчера ничего не ел, то питаюсь сегодня осторожно (как могу, а могу не очень). Беру один кокос, выпиваю сок и с наслаждением съедаю содержимое — так называемую «мидл малайю», что в переводе значит кокосовая мякоть средней спелости. Собираюсь лечь и смотреть на звезды перед сном.

Замечаю как в мою сторону движется фигурка человека, неопрятной внешности. Это — не местный. Он — один из тех паломников, которые живут в окрестностях годами. Я его затем прозвал «дервиш». По-нашему — «юродивый».

Подходит, улыбается. Все время косит на пакеты с покупками, что стоят рядом. Какие-то общие фразы:

«Как дела?», «Откуда?», «Что собираешься делать?».

Но это слова, а я понимаю, что он хочет есть не меньше моего и притянуло его нечто, что зовется схожие проблемы. Так же я чувствую, что те шесть рупий, которые лежат в кармане, необходимо ему отдать, чтобы купил кокос. Чувствовать то чувствую, но не отдаю. Сам хочу съесть еще один кокос. С раздражением смотрю на дервиша и поддерживаю вяло разговор. Сам себе думаю:

«Говори быстрее чего хочешь и вали. Дам я тебе эти шесть рупий, только скажи чего хочешь.» Он, как назло, все вокруг да около:

«На звезды собираешься смотреть. Это — не медитация.»

«Ну вот» думаю, «учить пришел меня что делать и куда смотреть.»

Вежливо намекаю на то, что пора бы тему сменить. То ли моя вежливость не показалось ему таковой, то ли был он через чур чувствительный, но он ушел, отбыл в темноту. Я благополучно купил и съел второй кокос.

Не пошел.

На том день и закончился.

24 января

День отъезда из Ашрама.

5.25 утра. Стою перед статуей Ганеши — слоника с зонтиком. Веселое существо. Ему тут поклоняются все. Утром, днем и вечером.

Как я оказался перед ним — не помню. Проходит ритуал поклонения. Я присутствую на нем первый раз. Разбивают кокосы, вешают гирлянды из живых цветов на статую, благовониями окуривают всех присутствующих.

Стою и думаю о своем. И вдруг я осознаю, что вчера вечером был мой выпускной экзамен. Я его не сдал. До отъезда осталось времени «всего ничего». Обидно «до слез». Получается что все «страдания» тут напрасны. Отличником я никогда не был, но чтобы так опростоволоситься за 12 тысяч километров от дома. Ну нет. За сорок минут можно изменить все в жизни.

Мне так захотелось сдать экзамен, что меня всего аж передернуло. Не знаю что повлияло на дальнейший ход событий: то ли сильное желание, то ли моя вера в то, что все еще можно изменить, но спустя именно сорок минут, после утреннего Даршана я открыл глаза и увидел неподалеку именно этого дервиша. Он разговаривал с каким-то англичанином. Я опять закрыл глаза, чтобы не спугнуть. Сам сижу и думаю, что это, наверное, знак. В пятитысячной толпе увидеть человека, который решит твои проблемы. Это что-то. Мечтать об этом нельзя было. В это нужно было только верить. Жду 3 минуты, 5 минут. Когда же они закончат разговор.

«Он, наверное, опять со своими глупыми вопросами пристает к человеку» — подумал я. «Глупыми, не глупыми, а в очереди я сижу именно к нему, умник» — ответил сам себе.

Сколько прошло времени, пока они закончили свой разговор, не помню. Как только они встали, я тут же подскочил к дервишу. Теперь я приставал к нему:

«Ты меня помнишь?», «Вчера вечером…»

Несколько секунд было видно, что он вспоминает, и что я — не единственный, к кому он подходил в тот вечер. Но он вспомнил.

Меня поразили его синие глаза. У них был на редкость чистый цвет.

Мало помалу разговор начал завязываться. Я проявил максимум стараний и весь свой опыт ведения переговоров для того, чтобы он не ушел. Для меня это было в тот момент вопросом жизни и смерти.

Через 15 минут мы сидели у меня в комнате и вели дружескую беседу. Я рассказал ему о себе, он — о себе. Дервиш оказался бывшим архитектором из Португалии. В Индии, как я и предполагал, он уже почти год. Денег и документов у него нет.

Говорили о том, о сем. Он дал мне много полезных советов. Затем мне нужно было бежать прощаться с москвичами, с которыми познакомился по дороге в Индию.

Дада, так звали моего гостя, изъявил желание остаться в моей комнате на это время. Меня это смутило, так как вещи уже были упакованы. Бери и уноси. Но он, читая мои мысли, предложил закрыть его снаружи. Так я и сделал. Экзамен есть экзамен.

Не просто было мне сохранять спокойствие те 30 минут, что я был за пределами своей комнаты, вдалеке от своих «материальных ценностей». Москвичей не оказалось в номере, и я быстро направился к себе.

Гость сидел в медитативной позе. Настала самая решающая минута нашего общения с экзаменатором. Моя задача была в том, чтобы он сказал, чего ему нужно, и он выдавил из себя просьбу. Я с радостью дал ему немного денег, фрукты. Он попросил взять кое-что из утвари. Я готов был отдать ему все, что он попросит.

Через каких-то 10−15 минут сборов пора идти на Даршан. Дело в том, что еще утром, после того, как я захотел сдать экзамен повторно, задумал проверить: сдал или нет. Сделать это намеривался следующим образом: коль скоро линия № 1 — это удача, то проверю себя этим. Другого способа нет. Приду, как всегда, на Даршан, сяду в свой ряд, и если выпадет № 1 или № 2, то экзамен сдан. Встану и уеду в Бомбей. Времени было в притирку, но подсуетившись, можно успеть.

Идем к Мандиру. Разговариваем.

Время рассаживаться в линии. Подходим к одной из них, сажусь первым. Ему не хватает места. Линия обрывается за мной. Чувствую, что это — не спроста.

Мы находимся на соседних линиях, а я уже знаю, что у меня будет № 1. Но если номер один, то будет соблазн пойти на Даршан. Через 50 минут необходимо отбывать на железнодорожную станцию, что в 40 км. от Путтапарти. Что же делать? В решении этой дилеммы я и провел оставшееся время ожидания своей судьбы.

Из этого состояния меня вывел толчок в бок. Моя линия поднималась к выходу. Это был № 2. Какое простое решение проблемы. Я бы не додумался. А надо ли?

С чувством выполненного долга я вскочил, и на глазах у изумленного персонала, попрощался с Дада и помчался за такси.

Дальше все было «как по нотам». Если в Ашрам я добирался почти шесть дней, то обратно было такое чувство, что Пространство расступалось и пропускало меня. Через три дня я был в Киеве. Более того, уже в Индии я точно знал, что в день моего приезда случится то, о чем я мечтал почти год.

Когда Вы сдаете экзамены, то невозможных вещей не бывает. Случается все, во что Вы верите.

Эпилог

4 марта 2000 года

Прошло больше месяца с тех пор, как я вернулся из Индии. Как и не был вовсе. Только строки дневника и навыки, приобретенные там, подтверждают реальность происшедшего.

Эти навыки спасают меня во многих сложных ситуациях, которых в моей жизни в Киеве «хоть пруд пруди». Такое впечатление, что их стало еще больше. Но я уже другой. Я их не воспринимаю таковыми. Проблемами они кажутся только тогда, когда ты находишься не «в сердце». Как только ты открываешь свою грудную клетку, все проблемы решаются сами собой. За последний месяц было достаточно возможности убедиться в этом.

Однако, это — не просто, быть на уровне сердца, когда все вокруг тянут тебя на уровень ниже и недоумевают: почему ты не принимаешь правила их игры. Не принимаю я их потому, что жить по этим правилам осталось считанные годы, а то и месяцы. Поиграв по новым правилам и там и тут, я верю, что за ними будущее. Чем больше проходит времени с момента моего возвращения из «четвертого измерения», тем больше я верю в это. Эти правила работают тут точно так же, как и там. Просто раньше я этого не замечал.

Теперь я знаю наверняка, что система наших верований правит нами. Во что ты веришь, то и случается с тобой. Веришь в несчастья, катастрофы, конец света и прочее, они придут. Веришь в свои силы, в людей, которые тебя окружают, в их новые возможности, находятся и силы и люди и возможности.

Федор Алексеенко, г. Киев, февраль- март 2000 г.

Присылайте свой рассказ

Мы собираем рассказы очевидцев и путешественников в ашрам. Для многих рассказы — возможность прикоснуться к живому опыту общения со Свами, приблизиться к нему. Поделитесь своей историей, присылайте рассказ в редакцию сайта по почте mail@sathyasai.ru.

Поделитесь с друзьями

  • Спасибо за рассказ, Федор. Очень содержательно, четко, лаконично и собранно. Было очень интересно читать Ваши наблюдения и выводы.