Уполномоченная любовью Бабы вносить любовь и обеспечивать порядок

Мисс Чару Синха, IPS
Мисс Чару Синха, IPS
Беседа с мисс Чару Синха (Charu Sinha), заместителем главного инспектора полиции округа Анантапура.

Мисс Чару Синха — молодой офицер соблюдения правопорядка с большими профессиональными полномочиями в штате Андхра Прадеш Индии.

В 1996 году она была выбрана на престижную должность Индийской Полицейской Службы (Indian Police Services или IPS). Она работает в большом штате Андхра Прадеш на юге Индии. В настоящее время она занимает должность заместителя главного инспектора (Deputy Inspector General, DIG) округа Анантапура, довольно большой географической зоны, занимающей около 37 000 квадратных километров, ей подведомствен район по площади больший, чем такие государства, чем Швейцария или Израиль. В округ Анантапура входят три очень важных района: Анантапур, Читоор и Тирупати (Anantapur, Chitoor и Tirupati) с населением около 8 миллионов человек. В своей должности DIG этого округа мисс Синха руководит тремя районными суперинтендантами полиции, даёт им указания по вопросам закона и правопорядка. Её настоящее положение занимает в её жизни очень особенное место, т.к. в её юрисдикцию входят очень особенные места в Андхра Прадеш, а именно, Тирупати и Прашанти Нилаям. Этот офицер полиции ревностно превращает свою работу в служение, поднимая свои обязанности на новый уровень любви и порядка.

Ниже приводятся выдержки из интервью с ней на Радио Саи, записанного в августе 2010 года.

Радио Саи (РС): Саи Рам, мисс Синха, добро пожаловать на Радио Саи.

Мисс Чару Синха (ЧС): Спасибо за возможность поделиться любовь и светом со всеми.

РС: Это удовольствие — общаться с вами. Для молодого человека вы довольно многого достигли, если можно так выразиться. И история вашего успеха очень сильно отличается от вашего рассказа о своём детстве, которым вы поделились с читателями нашего журнала Heart2Heart (статья «Удивительная личная трансформация… От себя к себе» An Amazing Personal Transformation… From Me to Myself). В той статье вы писали: «У меня было очень беспокойное детство. Я никогда не знала, что такое беззаботность, я была очень стыдливой, чувствительной, всех боялась и всегда чувствовала себя нелюбимой. Я хотела, чтобы меня любили безусловной любовью. Это было желание сердца чувствительного ребёнка, которого сильно ранили бесчувственность и постоянное сравнение с другими людьми вокруг». Как этот чувствительный, одинокий, замкнутый и боязливый ребёнок превратился в успешного и уверенного офицера полиции?

ЧС: Я бы сказала так: в этом сне, называемом жизнью, мы играем роли различных личностей, и в этой жизни моей ролью была роль чувствительной, тихой и робкой девочки. Но произошла трансформация, и я отношу её на счёт Бабы. Маленькой девочкой я любила историю Дхрувы. Как и он я хотела сидеть на коленях у Бога. Я хотела, чтобы Бог смотрел на меня, разговаривал со мной, смеялся вместе со мной и доверял мне. Я хотела друга, подобного Кришне, я была Его преданной. Для меня Бог — спутник и советчик.

В 1989, когда мне было 19 лет, немецкий друг моего отца Фрэнк познакомил меня с книгой «Автобиография Йога», и с того времени начался мой духовный поиск. Я никогда не сомневалась в существовании Бога, но я хотела почувствовать, ощутить и найти своего личного Бога. В том же году мой отец привёз нас в Путтапарти. Не все мы поверили в Бабу, увидев Его в первый раз. Поэтому годы с 1989 по 1996 были годами сомнений, вопросов и проверок, периодом наблюдения, действительно ли Баба отвечает или нет. В 1996 году я была выбрана в Индийскую Полицейскую Службу (IPS). За шесть месяцев до моего избрания Баба пришёл в мой сон и сказал мне, что я сильная и способная, что Он выбрал меня для защиты чего-то. А позднее это оказалась служба полиции, это действительно полностью повернуло меня к Нему. Затем началось моё обучение в Национальной Полицейской Академии, это было самое трудное время, которое можно себе представить. Для человека, который только учился и не был атлетом, это была довольно трудная задача. Мы должны были выполнять различные физические упражнения, кувырки вперёд и назад, лазать по канату, бегать по пересечённой местности, отрабатывать приёмы, маршировать, плавать, ездить верхом, это было довольно изнурительно.

РС: Как вы справились с этим?

ЧС: У меня было много переломов и синяков, а также проблемы с дыханием. Каждый день во время тренировок я постоянно повторяла «Баба, Баба…» и «Ом Шри Саи Рам» на каждом шагу, когда бежала. Именно Баба провёл меня через эти два года тренировок, а также через очень трудное время пребывания в армии и военизированных силах. В то время я впервые наблюдала столкновение террористов и полиции в Джамму и Кашмире, которое само по себе было поразительным переживанием. И всё благодаря Бабе!

РС: Во время этих тяжёлых тренировок были ли у вас какие-то сомнения в себе? Не размышляли ли вы, правильно вы поступаете или нет? Были ли какие-то подтверждения от Бабы?

ЧС: Не было никаких сомнений, потому что это было то, что Баба избрал для меня, и поэтому это нужно было делать. Но была и неуверенность в себе. Я не была уверена, смогу ли я делать то, что хотел Баба. Однако за годы тот опыт, который давал мне Баба в каждой ситуации, в которую помещал меня, приносил мне всё больше и больше уверенности.

РС: Вы занимаете очень высокий пост в службе, в которой обычно доминируют мужчины. Для молодой женщины это, должно быть, ставит какие-то особые условия. Не вызывает ли это каких-то дополнительных проблем?

Мисс Чару Синха в студии Радио Саи в августе 2010
Мисс Чару Синха в студии Радио Саи в августе 2010
ЧС: В полиции Андхра Прадеш только 5% женщин. И вы будете удивлены узнать, что должность констебля занимают менее 1,2% женщин. Поэтому в этой службе доминируют мужчины.

Когда мы поступили на эту службу, начальники и подчинённые, конечно же, не сразу поверили в нас. Сначала было много критики, и за каждым нашим действием пристально наблюдали. У нас на этой работе нет личной жизни. Для каждой женщины в индийской полиции требуется минимум от трёх до четырёх лет, чтобы утвердиться. А также начальное потрясение от полицейского патрулирования — это нечто, что действительно выбивает вас из чувства равновесия. Культура очень отличается от того, что мы видим в любой другой работе корпоративного мира. Вы имеете дело с дном общества. Вы видите различные социальные ценности разных слоёв общества, обман, ложь, преступления, бесчувственность и удобную интерпретацию правды. Вы также видите, что побуждает людей совершать преступления. Вы видите, что грань различения между правильным и неправильным, хорошим и плохим такая тонкая, что люди пытаются оправдать все свои действия. Нравственность полностью отметается.

РС: Как в этом диком окружении вы не теряете чувство здравого смысла и ощущаете свой мир?

ЧС: Есть только один простой ответ. За все эти годы моих контактов с преступниками, начальниками, подчинёнными, прессой и политическими лидерами я нашла самый простой способ справляться с любой ситуацией — быть абсолютно прямой, бескомпромиссно честной и придерживаться истины, что бы ни случилось. Только это проводило меня через все ситуации, в которых я оказывалась.

Мисс Синха предлагает свои приветствия Бхагавану по случаю Его 85-летия.
Мисс Синха предлагает свои приветствия Бхагавану по случаю Его 85-летия.
РС: Это очень созвучно тому репортажу в прессе, который я читала о вас как о деловом, серьёзном, честном, справедливом офицере полиции, мисс Чару Синха. Это заставляет меня задать следующий вопрос. Как офицер полиции вы должны принимать много решений в критических ситуациях, и иногда их нужно принимать прямо на месте. Как вы включаете учения Бхагавана в свой процесс принятия решения?

ЧС: Сначала это было для меня проблемой. И Баба в своих наставлениях, даваемых мне во снах и другими различными способами, сказал мне, что я очень медленно принимаю решение, и я должна делать это быстрее. Было время, когда мне требовалось несколько дней, чтобы принять решение по криминальному делу, я не хотела совершить ошибку. Когда офицер полиции совершает ошибку, это очень плохо влияет на людей. Арестовать невинного человека и дать ускользнуть преступнику — это серьёзные промахи, которые можно совершить. Поэтому, когда Баба сказал, что мне нужно быстрее принимать решения, я возразила: «Но Баба, это трудно. Я не знаю, что делать в таком случае. Как я могу решить, кто говорит правду, а кто лжёт? Как я должна определить преступника?» В тот раз Баба сказал мне одну очень важную вещь: «Суди дело, а не человека». И я обнаружила, что Его слова очень помогли мне разрешить мою дилемму.

РС: Были случаи, когда вам приходилось принимать трудное решение, и вы обращались за советом к своим внутренним силам?

ЧС: Однажды, когда я была суперинтендантом полиции района, четверо из моих офицеров были похищены экстремистами, буйствовавшими в этой зоне. Один из похищенных был субинспектором, другие — констеблями и охранниками домов. Для освобождения наших людей эти экстремисты предъявили много в высшей степени необоснованных, чрезмерных и незаконных требований, и было совершенно ясно, что мы не сможем никаким образом удовлетворить эти требования. Мы также не были уверены, будут ли эти четверо освобождены, потому что в прошлом всегда, когда экстремисты похищали кого-то, мы получали только мёртвые тела. Поэтому я сделала то, во что верила, — я начала молиться. Я также сказала семьям похищенных людей молиться любому, в кого они верят. Десять дней спустя все четверо вышли из леса. Это было беспрецедентным в истории экстремизма. Мы не удовлетворили ни одно из требований и не заплатили ни копейки выкупа, но эти люди вышли из леса. Даже сейчас они не знают, почему были освобождены.

РС: Итак, это был прямой опыт переживания силы молитвы. Как вы развили уверенность, которую имеете теперь, принимая быстрые и важные решения?

ЧС: Эта уверенность появилась не за один день. Я извлекала уроки из каждого переживания, которые давал мне Баба. Со своей стороны я всё больше и больше открывалась к тому, чему учил Баба, и каждое переживание усиливало мою уверенность. Были простые случаи, например, были инспекторы и субинспекторы, которые говорили мне одно, а за моей спиной говорили совсем другое моим подчинённым, которые не слушали меня. Были некоторые, полагавшие, что я новенькая и не знаю работы. Поэтому мне пришлось разрабатывать свой собственный стиль работы, оценивая ситуацию и людей, работавших под моим руководством.

РС: Вы должны очень хорошо разбираться в характерах.

ЧС: Совершенно верно. Но представьте, вас всегда учили не судить, но моя работа требует, чтобы я судила и понимала людей быстро, а затем разрабатывала свою стратегию действий. Поэтому за годы работы я научилась следующему: сначала суждению, а затем отделению себя от этого и вхождению в состояние не осуждения.

РС: Это почти парадокс.

ЧС: Это парадоксально. Но я бы сказала, что это как обучающий опыт, так и духовная тренировка. Однажды в одном районе, где я была дополнительным суперинтендантом полиции, экстремисты ходили повсюду, взрывали, грабили банки и занимались вандализмом. А мы ловили их. Я должна была арестовать их немедленно. Мы выслеживали их около месяца, но люди вокруг не оказывали нам никакой помощи, не было никаких путеводных нитей, которые привели бы нас к ним. Опять же, именно молитва пришла мне на помощь. После моей пылкой молитвы Бабе все эти люди, все десять человек, сами пришли в полицию и сдались.

РС: Ваша молитва привела их в полицию!

ЧС: Совершенно верно. Затем, как только это произошло, мой преемник на посту, который я занимала, разрушил систему, которую я так тщательно создавала. Сначала это ошеломило меня. Но благодаря этому случаю, я поняла, что должна принимать подобные происшествия, чтобы научиться отделять себя от своей работы. Я обычно очень эмоционально вовлекалась в работу и привязывалась к ней. Ещё один урок, который Свами преподал мне в отношении людей, состоял в том, что я не должна смотреть на качество человека и не должна никого судить. Иногда, когда люди нам очень неприятны или мы встречались с ними один-два раза, и общение было негативным, мы торопимся с выводами, что этот человек грубый или плохой. Свами научил меня, что я не должна смотреть только на одно качество, а должна пытаться увидеть человека в целом.

РС: А это помогает вам иметь дело с ними?

ЧС: Это помогает мне не закрывать своё сердце для них. Ко мне как к суперинтенданту района приходят в среднем от 80 до 100 человек из разных деревень, чтобы поговорить со мной и обсудить свои проблемы. Ничего не получится, если у меня не будет терпения выслушать их, и если я не попытаюсь понять недосказанные вещи, которые они сообщают. Не существует стандартного и сухого решения для всех проблем.

РС: Вы, должно быть, на своём посту встречались со многими случаями политического давления. Были репортажи в прессе о некоторых принимавшихся вами твёрдых решениях, из-за чего некоторые политиканы требовали вашего перевода. Как вы справлялись с этим? Как знание Бабы и Его учений помогает вам противостоять им?

ЧС: Обычно то, что люди называют политическим давлением, я называю политическими предложениями. Даётся не диктат, которому вы обязаны следовать, всё это в своей основе запросы. И если предложение обоснованное, нет вреда в том, чтобы принять его. Если оно неразумное, вопрос, как обращаться с этим, зависит от людей, имеющими с этим дело. Как я уже упоминала ранее, я всегда придерживаюсь открытых, прямых решений. Я буду придерживаться истины и буду абсолютно честной. Если это что-то, что может быть сделано в рамках закона, это будет выполнено. В противном случае это сделано не будет.

Мисс Чару Синха делится своими неизгладимыми впечатлениями на своём интервью с Радио Саи в августе 2010.
Мисс Чару Синха делится своими неизгладимыми впечатлениями на своём интервью с Радио Саи в августе 2010.
РС: Это ведёт меня к моему следующему вопросу. Вы придерживаетесь истины и очень привержены тому, чтобы быть прямой, чтобы всё было ясно, чётко. Иногда приверженность истине имеет свои собственные особенности. Например, Баба говорит, что мы должны избегать как неприятной правды, так и приятной. Иногда, если истина очень неприятная, и вы стоите за неё, это может привести к очень трудным последствиям. Вы когда-нибудь встречались с этим?

ЧС: В полиции или армии трудные последствия означают, в основном, трудное назначение на должность. Поэтому, если вы неугодны в определённом месте из-за принятой вами позиции, вас переводят в другое место. Было время, когда меня не принимали некоторые люди, и меня за короткий период времени несколько раз переводили в другое место. Но я бы сказала, что всё это часть игры, и к этому нужно так и относиться.

РС: Работа офицера полиции, которую вы выполняете, и ваша манера обращения с людьми и ситуациями в большой мере связаны с вами как с личностью. Вы говорили, как важно для каждого человека найти своё предназначение и исполнение внутри. Я уверена, много молодых людей, не уверенных в своём выборе карьеры или своей цели в жизни, чувствуют себя очень разочарованными и неполноценными, считая, что им чего-то не хватает в жизни, и они должны куда-то идти искать это и найти это вовне. Как вы разрешили эту недоразумение, и что вы обнаружили?

ЧС: Это очень хороший вопрос. В действительности, будучи подростком, я оглядывалась вокруг, было очень мало уверенных в себе девушек или знающих, что они хотят. Даже сейчас, когда я смотрю на подростков и общаюсь с учащимися школ или колледжей, я вижу, что эти проблемы низкой самооценки очень широко распространены. Я думаю, это связано с воспитанием, особенно в Индии и особенно с воспитанием девочек. Я хотела бы, чтобы родители поняли и гарантировали, чтобы эта негативная психологическая обработка не влияла на их детей, на их самооценку и уверенность в себе. В Индии существуют определённые правила, что делать, а что нет, которые, в основном, накладываются на девочек, а не на мальчиков. Мужчинам предоставляется большая свобода самовыражения, и считается, что женщины во имя дисциплины, благопристойности или хорошего воспитания должны быть более сдержанными и молчаливыми. Кроме того в индийской культуре люди очень по-разному смотрят на мужчин и женщин. Например, отношение людей к мужчине, занимающему должность заместителя главного инспектора полиции, очень отличается от отношения к женщине, занимающей эту же самую должность.

Развивайте уверенность в себе, а не уверенность в мире. Уверенность в себе можно сравнить с фундаментом для здания жизни, удовлетворённость собой подобна стенам, самопожертвование — крыше, а самореализация — это счастье жизни в здании человеческого тела. Имея уверенность в себе, вы можете сделать всё, что угодно и обрести радость. — Баба

РС: Вы встречались с этими ограничениями?

ЧС: Да, каждый день. Поэтому нужно понимать это и научиться с этим справляться. Для девочек, которые проходят через это каждый день, особенно подросткам, я бы сказала одну вещь — никому не позволяйте относиться к себе пренебрежительно, пусть отношение к вам будет не ниже, чем к Богу. Это мы должны понимать очень хорошо и двигаться вперёд. Мы должны знать, что совершенны сами по себе.

Современные подростки любят ходить на вечеринки, мы видим, что это явление сейчас очень распространено в Хайдарабаде. Подростки любят ездить на машинах, громко включая музыку, устраивать ночные вечеринки каждый выходной и сорить деньгами. Они ищут радость и счастье вовне. Когда вы ищете радость во внешнем мире, не понимая, что оно на самом деле находится внутри вас, возникают все отвратительные привычки, такие как пьянство, курение и другие нежелательные склонности. Молодые люди также имеют тенденцию вступать в брак, ощущая это чувство неполноценности, думая, что кто-то другой придёт и заполнит «что-то» отсутствующее в них. Такой союз несостоятельный. Это будут скорее символические отношения, а мы не стремимся к символическим отношениям в браке или в дружбе. Когда вы осознаете, что вся радость находится внутри вас, и поймёте, что вы совершенны сами по себе, ваш брак будет более приятным.

РС: Когда я услышала, что вы говорите как просветлённый человек, у которого, по-видимому, есть свои определённые приоритеты и утверждённые в сердце ценности, я подумала, что для вас как для молодого человека очень трудно любить себя и прощать себя за свои ошибки. Многие молодые люди склонны попадать в ловушку, и они очень безжалостны по отношению к себе.

ЧС: Мы раньше говорили об обусловленности и психологической обработке. Это важная часть обусловленности, когда вы отождествляете себя с телом, ваши представления и всё остальное зависит от того, насколько вы презентабельны и красивы. А если вы не попадаете в категорию привлекательных девушек, тогда вам на работе или в каком-то другом месте придётся столкнуться со всякого рода комментариями. Это становится очень трудным. Это постоянно бьёт по вашей самооценке и уверенности в себе. Поэтому требуется время, чтобы понять, что вы — не только тело. Я начинала с тех представлений и почувствовала подавление, я хотела бороться, потому что что-то внутри меня говорило, что это неправильно. Я хотела найти свой путь, чтобы выйти из той тёмной комнаты. Мы говорили о том периоде борьбы.

РС: И Свами делает это так просто, говоря нам фокусироваться на том, кем мы на самом деле являемся.

ЧС: Да. И когда мы делаем это, всё просто отпадает. Вся иллюзия исчезает, и вы являетесь самим собой.

РС: И если кто-то верит, что является Богом, он не может не любить себя.

ЧС: Совершенно верно. И ещё один урок, который преподал мне Баба, касается совершения ошибок. Он сказал: «Это была просто небольшая профессиональная ошибка — не ты». Это имело для меня смысл, потому что я очень критично отношусь к себе и не позволяю себе сделать ни одной ошибки. Если я совершаю какую-то ошибку, то корю себя и долго размышляю, как я могла сделать такое. Но Баба сказал: «Ошибка — это не ты. Это прошло, это закончилось. Не терзайся. Просто успокойся».

О принятии решений Свами как-то сказал мне: «Когда ты принимаешь решение, если оно правильное, оно в любом случае воплотится правильным образом. А если оно неправильное, Я обеспечу, чтобы результат был не слишком плохим. Поэтому двигайся вперёд и принимай решение». И с того дня мне требуется несколько секунд для размышления, зная, что Баба находится в каждом принимаемом мною решении.

РС: Способ, которым вы включаете духовность в исполнение своих обязанностей, — такой красивый, это выглядит так, словно ваша повседневная работа является вашим богослужением.

ЧС: Не существует ничего недуховного, и я узнала это именно таким способом.

РС: Именно это Бхагаван повторяет всё время. Вся работа — священна. Многие люди, по-видимому, не понимают, что не существует разделения между работой по профессии и вашими духовными верованиями, вы, кажется, воплотили это на практике. Как ваше сильное чувство духовности, которое вы внесли в свою этику работы, воспринимают ваши коллеги, подчинённые и начальство? Это создаёт проблемы?

ЧС: Иногда они думают, что я чрезмерно непреклонна, когда я придерживаюсь своей позиции. Они считают, что я должна быть более пластичной. Но когда они говорят о пластичности, это означает либо отказ от своей позиции, либо небольшой компромисс, чего я не допускаю. Поэтому меня считают чрезмерно настойчивым офицером. Сначала им было трудно это принимать, но как только вы утвердите свою репутацию за первые три или четыре года своей работы, никто больше не беспокоит вас. Никто не пытается причинять вам неприятности.

РС: Но тогда говоря о непреклонности или пластичности, как вы решаете, что это не игра вашего эго?

ЧС: За много лет пребывания на службе и разрешения всевозможных ситуаций, не один, а несколько раз, у вас складываются чёткие представления о правильном подходе. Для нас с профессиональной точки зрения мерилом проверки каждого решения является оценка — законное это или незаконное. Поэтому с профессиональной точки зрения это просто. Но всегда будут попытки попробовать смягчить дело. Скажем, если произошло какое-то правонарушение, кто-то скажет: «Почему вы не смягчили тяжесть преступления и не наложили меньшее наказание, допустимое по закону». Есть офицеры, которые поступают так. В своих инструкциях моим подчинённым я всегда говорю им судить по закону и выбирать меру наказания по закону. Это всё.

РС: Бхагаван Баба говорит относиться к каждому, с кем вы встречаетесь в жизни, как к воплощению Бога. Вы имеете дело с самым грубым и неприглядным слоем общества — жестокими, закоренелыми преступниками. Как вы вносите это отношение в свои решения, когда сидите напротив того, кто совершил гнусное преступление, которое потрясло бы обычного человека?

ЧС: Как я упоминала ранее, Баба учил меня любить человека, а не дело. Баба учил меня этому, когда я занимала свой первый пост ASP в Пуливентуле. Именно тогда я столкнулась с очень отвратительным и серьёзным преступлением, которое потрясло меня до самого основания. Оно заставило меня размышлять, как человеческое существо могло пасть так низко и продемонстрировать зверское поведение. Я не могла забыть этого человека. Я так эмоционально вовлекалась в свою работу, что чувствовала гнев по отношению к этим людям, которые поступали неправильно с моей точки зрения. Я должна была научиться выполнять свою работу в духе отрешённости. Именно в это время Баба сказал мне: «Люби человека, а не дело». Его слова помогли мне делать различие между человеком, совершившим преступление в том определённом теле, и духом, который оставался незатронутым. Он получал свои собственные уроки и в том процессе обучения делал всё, что его эгоистическое я или его ум заставляли его делать.

РС: Итак, это была часть его путешествия?

ЧС: Верно. И я должна была понять, а не судить его на духовном уровне.

РС: Итак, мы все взаимосвязаны.

ЧС: Да, кто знает, мы сами в каких-нибудь прошлых жизнях могли быть преступниками. Возможно, поэтому я смогла так легко понять его.

РС: Иногда, когда вы имеете дело с преступлениями, которые действительно потрясают вас до глубины души, вы чувствуете, что эмоции берут верх над вами?

ЧС: Сначала, около шести лет, да, я чувствовала это, потому что до того времени каждая ситуация была новой. Всякий раз, сталкиваясь с манипуляциями, собственными интересами, ложью и т. д., я очень раздражалась и постоянно спрашивала себя, почему всё это происходит. Также, работая в полиции, мы так часто общаемся с людьми, имеющими негативный ментальный настрой, что сами становимся циничными и негативно настроенными. Мне приходится постоянно отстраняться от вовлечения в такое негативное мышление, и это довольно трудно, требуется много усилий. И именно Баба научил меня не быть негативно настроенным человеком.

РС: Кроме всего этого внутреннего руководства, которое вы получали от Бхагавана Бабы, я понимаю, Он беседовал также с вами и вашей семьёй и на личном интервью. Во время тех бесед, вы получали от Него советы, касающиеся вашей профессиональной жизни?

ЧС: Нет. Поскольку мои родители и обе мои сестры были там со мною, это была личная беседа. Он давал нам наставления каждому в отдельности. Он отвечал на наши самые сокровенные вопросы, находящие в глубине души. Мы даже не произносили их. Мы испытывали такое благоговение перед Ним, что даже и на секунду не хотели отводить от Него взгляда. Он всё время смотрел на нас, читал наши мысли и отвечал на наши вопросы, находившиеся внутри нас.

Бхагаван благословляет мисс Чару Синха долгожданным паданамаскаром во время празднования Его 85-летия.
Бхагаван благословляет мисс Чару Синха долгожданным паданамаскаром во время празднования Его 85-летия.
РС: В своей статье, которую вы написали для журнала Н2Н, вы описывали Бабу как своего настоящего друга и говорили, что Он всегда был с вами в трудное время безысходности. С какими безысходными ситуациями обычно сталкивается офицер полиции, что Бабе приходится заступаться за вас и давать вам наставления?

ЧС: В профессиональной жизни мы редко сталкиваемся с ситуациями, в которых друзья или коллеги предают нас. Но как чувствительная, получившая монастырское воспитание девушка, которая никогда не встречалась с подобными ситуациями, я действительно чувствовала себя сокрушённой. И в те первые дни на службе я не знала, как справляться с этим. И когда я обращалась к Бабе, совет приходил. В одном случае, это было во время Дивали, Он послал моего друга из Америки поговорить со мной. Он сказал: «Через несколько месяцев произойдёт определённая ситуация, в которой старший офицер „нанесёт ей удар в спину“. Но ей не нужно волноваться. Я позабочусь о ней». Он добавил: «Это подобно палке, которую офицер намерен использовать, чтобы ударить её. Но это обернётся бумерангом и вернётся к тому офицеру». Через шесть месяцев, примерно в марте следующего года произошло именно то, о чём предупреждал Баба. На самом деле Баба дал описание физического облика того человека.

РС: Так что вы могли определить?

ЧС: Да, я смогла догадаться, кто был тот офицер, потому что в то время в поле зрения было два таких человека. Если бы Баба не предупредил меня, я была бы очень взволнована. Но поскольку я знала об этом, то была подготовлена и смогла спокойно встретиться с этим.

РС: Должно быть замечательно иметь такое чёткое руководство и такого наставника.

ЧС: Совершенно верно. Однажды в Хайдарабаде я ехала на машине после бурного собрания с определёнными офицерами. На этом собрании я была не согласна с некоторыми из предложенных идей. Возвращаясь с собрания, я молилась: «Баба, что мне делать? Где Ты?» И неожиданно прямо перед собой я увидела бак, который используется для обеспечения водой различных частей города. Позади бака была фотография Бабы, а под ней надпись: «24 часа служу вам». Он ответил!

РС: Вы служили во многих районах Андхра Прадеш, исполняя много различных обязанностей, занимая много разных должностей, вы собственными глазами видели ужасное дно общества. Вы вели свою профессиональную жизнь офицера полиции, ориентируясь на послания Бабы и человеческие ценности. Как вы представляете более широкую картину? Ситуация с законом и порядком в Индии проходит через возрастающий экстремизм, группы преследующие особые интересы, требуют свою долю пирога, насилие возрастает. Как опытный офицер, где вы находите место для учений Свами, чтобы разрешить проблемы в этой стране?

ЧС: Я думаю, учения Свами являются маяком, свет которого указывает нам путь выхода из этой ситуации. Но, к сожалению, из-за того, что сейчас не все верят в это, мне требуется некоторое время, чтобы приводить всё в порядок. Хотя сейчас ситуация и не слишком благоприятная, я верю в то, что сказал Баба, особенно о золотом веке. Как только он наступит, я уверена, всё изменится.

РС: И у нас будет больше офицеров полиции вашего калибра, верящих в ценность учений Бабы.

ЧС: Я искренне надеюсь, что многие из студентов Бабы придут в эту службу.

РС: В вашем послужном списке я видела, что вы были прикомандированы в два очень значимых места Андхра Прадеш. Читоор, где находится храм Тирупати, прежде чем он стал самостоятельным округом, и теперь Анантапур, округ, в котором находится Путтапарти. Это что-то очень особенное?

ЧС: Я уверена, это сбылась моя мечта, и я действительно благодарна Бабе за эту возможность.

РС: Мы очень счастливы за вас, а также рады иметь офицера полиции, который разделяет нашу любовь к учениям Бхагавана.

ЧС: Спасибо!

РС: Мой последний вопрос вам. Вы удивительный образец для подражания для молодых индийских женщин, что бы вы им сказали?

ЧС: Я бы сказала, что вместе с правильной системой ценностей им нужно вносить больше позитивной энергии в различные слои общества. Если они будут это делать, какую бы профессию они ни избрали, это действительно поможет наступлению золотого века. Вторая и самая важная вещь для женщин — быть абсолютно бесстрашными и сильными. Пусть никто не говорит им, что они ничтожества, пусть их ценят не ниже, чем Бога. А молодым мужчинам я хотела бы сказать, что пришло время учиться относиться к женщинам одинаково, как и к мужчинам, не принижать их. Атма не имеет пола. Пусть они не отождествляют женщину с женским телом, пусть они поймут, что имеют дело с Атмой.

Видеть единство в разнообразии — это Духовность. Вопросы и сомнения возникают, когда вы видите множественность в единстве. Основная истина в том, что во всех существах есть только одна Атма. — Баба

РС: Это очень глубокие мысли для всех нас. Спасибо, что поделились ими с нами.

ЧС: Большое спасибо. Саи Рам.

РС: Саи Рам!

Поделитесь с друзьями

  • Замечательное интервью. Сила женщины — в ее любви и принятии. Шеф полиции района, где находится ашрам Прашанти Ниаям, один из самых крупных в Индии, а также самый посещаемый храмовой комплекс в мире — Тирупати.

  • Очень полезный разговор и для российских реалий.

  • Zamechatelnoe interviu! Indiya takaya raznaya, i ona otkrivaetsa vsem po raznomu.