Любовь — религия вселенной

Рассказывает Геннадий Вильховецкий, тенор, педагог вокала.

Мне везло по жизни. Я жил в Саратове, это был период, когда туда ссылали всю интеллигенцию. Ректором Саратовского университета был Вавилов, его брат был директором института земледелия. В оперном театре были лучшие исполнители Москвы и Ленинграда.

В драматическом театре народные и заслуженные артисты МХАТа, Малого театра, Вахтангова. Первый раз в оперный театр я попал в четыре года, в девять участвовал в музыкальных конкурсах, а в одиннадцать уже выступал в ансамбле.

Это было военное время, когда наша семья жила на авиационном заводе, а я спал на горе ветоши. По направлению администрации завода, я поступил в консерваторию. Моим учителем стал профессор Михаил Петрович Томашевский, ученик Ардова из школы Гарсия. Это вокальная школа Бельканто, по-русски, прекрасное пение.

Таким образом, я один из немногих носителей этого направления. Катульская в своих воспоминаниях пишет, что на всех парадных мероприятиях исполняли «Евгения Онегина». Она пела Татьяну, Томашевский — Онегина, а Ольгу — Тихова.

Тихова, это моя бабушка. Принять то меня приняли, но педагог, ученица Ершова, которого сравнивали с Шаляпиным, сказала, что с такими тенорами не работает.

Но у нас в оперном театре есть Владимир Александрович Соловцов. Он был ведущим солистом Мариинского театра. Когда началась война, его из окружения вывезли на Кубань, и там он попал на оккупированную территорию.

Когда немцы узнали, что он поет Вагнера, его вывезли в Германию, и он выступал для Гитлера и верхушки рейха. Когда закончилась война, его собирались расстрелять.

В жизни бывают ситуации, которые нарочно не придумаешь.

Уже в Москве я пел для заведующего кафедрой и какого-то мужчины. Он сказал, что голос похож на певца Соловцова, и очень удивился, узнав, что это мой педагог. Он считал его великим русским тенором.

В НКВД были свои традиции. Берия, зная, что Ягоду и Ежова расстреляли за превышение полномочий, придумал хитрый ход. Решение писали под скрепку. Когда к нему попали документы с расстрельной резолюцией, он сдернул эту бумажку и скурил в туалете.

На докладе у генерала, его спросили, что делать с певцом, и он предложил отправить того в глушь, в Саратов. Генерал захохотал на грибоедовскую фразу и согласился.

Когда я с ним познакомился, он был поднадзорным, и каждые две недели ходил отмечаться. Преподавал он мне тайно и с большой опаской. Все равно нас поймали, и получился дикий скандал.

Но это был 1958 год, а в 1957 году на гастролях в Москве, он пел сложную партию Отелло перед Фурцевой. Она удивилась, что у него нет звания, сказала, что это надо исправить. Звание вернули, он стал более или менее свободным человеком.

От него отстали, но мне досталось по полной программе.

Пришлось уехать в Москву. В театральном институте экспериментальный курс набирал Леонид Васильевич Баранов, весь сталинский период главный режиссер Большого театра, и личный консультант Сталина по культуре. Он был единственный в стране, у которого был прямой провод из спальни Сталина и по ночам они долго говорили.

Он решил набрать молодежь в третью студию МХАТа, но я об этом не знал. На одном из прослушиваний, я исполнил арию Каравадоси из третьего акта, человек с орденом Ленина, сказал, что мы вас возьмем, и ушел.

Потом выяснилось, что был конкурс в 64 человека на место. Профессиональное пение я закончил в 1973 году, солистом Мариинского театра. Потом был главным режиссером и художественным руководителем вокального отдела Ленконцерта, а в 1983 стал генеральным директором и художественным руководителем Дирекции музыкальных ансамблей. Было занято три с половиной тысячи артистов.

Дам мастер класс по пению. Не поющих людей не бывает, даже немой поет в голове. Вот звучит первый куплет. Почему мы видим интервал? В нашей системе двойственности есть понятия высокий и низкий звук. Как только появляется система звуков «верх», «низ», мы гуляем туда и сюда.

Это говорит о том, что человек не принимает совместное движение. Он старается, что-то продемонстрировать. Получается, он не поет, а делает пение.

Если я вылез на сцену, моя первая задача, чтобы меня выслушали. Я приглашаю вас в свой номер, я как бы говорю, «идите ко мне». И дальше все строится по этой схеме. Одну и ту же ноту можно воспроизвести как приглашение и как отторжение. Я даю мелодии прийти самой, я как бы и не пою.

Что такое пение? Это характеристика моего внутреннего состояния и я делюсь им с вами. Или я начинаю демонстрировать то и это, ноту недоступную взять.

Но теряется смысл происходящего. Задача совсем другом. Петь то надо не голосом, а душой. Голос это продукт, который из нас проявляется через звук. Для того чтобы научиться петь, нужны здоровье и музыкальность.

Если я здоров, моя природа обеспечивает две октавы, я только не могу ими воспользоваться.

Состояние души, это другой ход. Вы начинаете понимать, что ничего делать не надо. Мы живем в физическом мире, и он так устроен, что все события движутся на нас.

Будет вечер, ночь, Новый Год и старость. В вокале это текст и музыка, в которых каждый миг — событие. Это происходит с каждым и влияет на наши отношения друг с другом. Можно давить друг на друга, а можно пригласить в свой мир.

Почему мы друг друга не слышим? Потому, что вместо того, чтобы пригласить другого в свой мир, мы все время с ним спорим. Мы находимся в оппозиции к окружающему миру.

Дети всегда требует к себе внимания: вот я, услышьте меня. Но душа, это другое понятие. Действует влияние социума, который формирует характер человека. Он образ и подобие мамы, папы, друзей, учителей. Чем дальше в лес, тем больше дров.

Мы все дальше и дальше друг от друга.

Мы все хуже и хуже друг друга слышим. В большей мере это относится к самым близким людям. Начинаются конфликты. Это связано со строем мышления.

Как только мы начинаем вскрывать природу происходящего, начинаем понимать, что говорим одно, а проводим в жизнь совсем другое. Действуя на основании прежнего опыта, мы опираемся на ложную платформу.

Дважды в одну реку войти невозможно. Если мы часть единого целого, то мир как в калейдоскопе постоянно изменяется, и мы не можем реанимировать ушедшую секунду.

Должен быть совершенно другой способ восприятия реальности. На песне это можно легко показать. Потому, что музыка рождается и умирает в одно и то же время, как и жизнь. Если мы можем отслеживать это, мы становимся просветленными.

Будда сел и начал наблюдать течение воды. Мы есть то, что ощущаем. Когда он ощутил себя потоком, его сознание расширилось. С этим ключом свое сознание можно расширить до размеров Вселенной.

Каждый человек может стать Буддой. Ему потребовалось десять лет настойчивой практики. Если мы будем анализировать настоящее время и время, в которое жил Будда, получится интересная картина. Сегодня каждый день происходит столько событий, сколько происходило за годы в прошлом. Время относительно и определяется количеством информации. На самом деле высшего образования не надо. Мой приятель майор — вояка говорит, для понимания жизни, достаточно средней сообразительности.

Как избавиться от гордыни? Надо понять, а кто гордится. Человек, который сформировался с момента рождения по сегодняшний день, может чем-то гордиться. На этом теле могло сформироваться, что угодно.

У маленьких детей есть период, когда их душа не отождествлена с телом, и они говорят о себе в третьем лице. Чем больше мы отождествляемся с телом и умом, тем крепче спит наша душа. Гордыня может возникнуть у этого сформировавшегося в данной среде личности биологического объекта. Значит в процессе формирования, что-то было недостаточно убедительно. На самом деле, то, что сформировалось, как личность обслуживает того, кто спит.

Как только душа просыпается, она начинает направлять личность. Человек встает на путь духовного пробуждения.

Я был на сатсангах Эккарта Толе, нашего Цезаря Теруэля, они находятся в этом пробужденном состоянии. Это прекрасные люди, но передать свое состояние другим не так просто. Они создают определенное поле. Человек попадает в эту атмосферу, и пока в ней находится, происходит сильное воздействие, но, выйдя с сатсанга, человек возвращается в свое обычное состояние.

И очень мало людей, которые реально получают опыт пробуждения. Мы приучены действовать с малых лет. Сознание складывается, как средство манипулирования окружающей средой.

Ценность человека в социуме определяется его активной деятельностью. Во главу угла ставится выживание. Важной составляющей становления сознания личности становится страх смерти.

Мы начинаем понимать, что жизнь это игра и мы в ней актеры. На бирже играют, на войне театр военных действий. И в этой игре есть определенные правила. Эти правила надо принимать такими, какие они есть.

На самом деле внешняя среда индифферентна. Есть вы или нет, социум как был, так и будет. Социум начинает реагировать в ответ на ваши действия.

Надо точно определиться в правилах взаимодействия. Если я вламываюсь, то и мне вломят. Целесообразно выполнение христианских заповедей. Хотя там тоже все непросто. Религия это способ манипулирования людьми. Как нащупать истину? Жизнь, как в песне, это миг между прошлым и будущим. Если удается отслеживать этот миг, можно сказать, что я живу.

Если нет, то получается, что я все время задействован в игре. В любом случае, я нахожусь в социуме, но точка зрения должна быть другая. Это меняет поведение, может быть не сразу, но жизнь достаточно длинна. Мало помалу ты действительно начинаешь жить. Иначе, получается наркотическая игромания.

А, когда приходит старость, кажется, будто и не жил. Надо постараться выйти из этого заколдованного круга, пока есть силы и возможности. На самом деле, жизнь это такое удовольствие, с которым не сравниться никакая игра. Жизнь это состояние души и проявляется в системе ощущений. У нас пять органов чувств и в каждый миг они должны быть в реализованном состоянии.

В потоке времени физический мир надвигается на меня, в этом случае для негативного нет места. Негативное возникает в результате сравнительного анализа. Как реализовать такое ощущение?

На музыкальном фестивале в Казани были маленькие дети. Я им сказал, что по сути ничего делать не надо. Все должно делаться само собой. Это вызвало сначала радость детей, а потом и педагогов. Я долго не мог от них уйти. Вот сидит в школе ученик и педагог что-то говорит, в лучшем случае усвоится несколько процентов. Мысль ученика гуляет где угодно, только не в классе. Для обучения нужно то, что говорит учитель «пропустить через себя». Произойдет удивительное дело, ничего делать не надо, только быть внимательным в каждый данный момент времени.

В прошлом году Саи Бабе было 85 лет по солнечному календарю. Он покинул тело по лунному календарю, действительно прожив 96 лет, которые обещал. На день рождения русскоязычным преданным, то есть из России и союзных республик на программу выступлений дали два дня.

Был огромный сводный хор, более 800 человек, казахи, грузины, прибалты выступали со своими номерами. Мандир украсили в русском стиле подсолнухами, ромашками и так далее.

Руководство российской организации обратилось ко мне за помощью. Я привлек своего ученика дирижера, и он помогал организовать сводный русский хор.

Индивидуальных номеров было очень много. Наш музыкальный коллектив духовной музыки понравился организаторам праздника. Мы спели «Отче наш», украинскую песню «Щедрик» — ласточка и закончили русской «Барыней». Само выступление, начало его, это незабываемая вещь.

Потому, что Саи Баба был от нас в двух метрах, улыбается, глаза увлажненные. Это состояние передать вам невозможно. В храме это абстрактно, но когда ты видишь воплощение бога и ты ему поешь, крыша слетает напрочь.

Я смотрю на других, музыкальный строй у нас поехал, слава богу, допели более или менее прилично. На народных песнях все пошло, как надо.

Зрителей целый стадион, около 20 тысяч человек, и по индийской традиции нам хлопали в такт. Когда мы закончили, Баба подозвал нас к себе. Нас было трое мужчин и три женщины. Каждому мужчине выдали по пакету, в котором оказался материал на костюм, белая, нежная, кашмирская шерсть, с мантрой «Ом Саи Рам» по краю.

Женщины получили по шелковому, совершенно потрясающей красоты, сари. Одна из них упала в ноги. Когда Баба передавал пакет из рук в руки, я говорил: «Баба, как я тебя люблю». Он мне что-то отвечал. Что я говорил и слышал не передать словами, это был разговор души. Тоже было и с другими, мы были сказочно счастливы.

В Канаде я встретился с Сугривом, в которого совершенно реально входит Саи Баба. На самом деле это известное явление. Даже у православных святых это было в практике, не говоря о тибетских тулку и индийских йогах.

Для самого Сугрива это было шоком. Окружающие отзывались мне о нем, как об обычном парне, не имеющем отношения к духовности, хотя и индусе по национальности.

В Путтапарти из Канады его привезли родители. Он попал на интервью и Свами спросил: «Ты не будешь возражать, если я поручу тебе особую миссию?» Сугрив согласился не представляя, что будет дальше.

Согласился и забыл. В Канаде он работает программистом, его вызвал руководитель, и по дороге произошла странная вещь, он почувствовал, что теряет собственное осознание.

Он перепугался, но как-то все обошлось. А потом это стало все больше нарастать. Мы спрашивали, как это происходит? Он ответил, что вначале я осознавал окружающее, как через туман. А потом и это исчезло, в результате он узнают от окружающих, что с ним происходило.

Я уверовал в Сугрива очень не просто. Я расскажу о нашей встрече с Сугривом. Мне позвонили знакомые канадские преданные Саи Бабы. Сообщили о своем чуде и сказали, что не знают, как на это реагировать. Саи Баба проявляется в Сугриве с материализацией пепла, предметов. Вскоре на каком-то празднике был материализован лингам.

Меня пригласили в Канаду, куда я давно собирался, хотя при выборе между Канадой и Путтапарти, я выбирал Путтапарти, а Канаду — откладывал. Для решения этого вопроса, я написал письмо Саи Бабе и отдал его питерскому преданному. Он в первый день приезда попал в первый ряд, к нему подошел Свами и попросил письмо.

Только тогда он вспомнил о моем письме, которое лежало у него в кармане. Это был апрель месяц. Шло время, и я стал думать, что поездка не состоится. Где-то в октябре, звонок из Канады. Семья моих знакомых, бывших питерцев сообщила, что им пришло письмо с моим приглашением в Канаду, на день рождения Свами, 23 ноября. Это было для них неожиданностью. Вскоре они переслали приглашение в Петербург. Я поехал в канадское консульство за визой. Выяснилось, после подачи документов надо ждать месяц, потом две недели после собеседования с консулом.

Я явно не успевал на день рождения. Но подумал, что будет, то и будет. Мне выдали анкеты, я их заполнил и привез утром на следующий день. Меня попросили подождать, а затем служащая сказала, что собеседование назначено сегодня, на 14 часов. Я помчался домой, чтобы переодеться и прилично выглядеть. В 14 часов служащая сказала, что виза будет выписана без собеседования.

Я понял, что это было вмешательство Саи Бабы. Но это только начало, когда мне выдали паспорт, вдруг все встали, и вышла женщина-консул.

Подошла к стойке и сказала, что пришла пожелать мне счастливого пути. Я чуть не описался. Я много работал за рубежом и точно знаю — это не реально. Есть строгий дипломатический этикет.

Был бы я премьер — министр, но выйти к неизвестному российскому пенсионеру, такого просто не бывает, потому что не может быть никогда.

Самое удивительное, я на нее смотрю и вижу, что она говорит как робот, не очень понимая, что происходит. Я что-то промямлил в ответ и потихоньку, потихоньку покинул консульство.

У меня транзит в Праге и утром вылет в Торонто. Поехал в чешское посольство, там сказали, виза будет через две недели, значит все в порядке, я успеваю на день рождения. Через две недели всем выдали паспорта, а мне нет. Стою, жду, открывается дверь, и меня пригласили внутрь, можно сказать на чешскую территорию. Мне предлагают чай, кофе, а я говорю, мне нужен паспорт. Мне предложили на обратном пути, за те же деньги, провести пять дней в Праге. Все дальнейшее я воспринимал, как неизбежный план Саи Бабы.

Первая встреча с Сугривом меня просто зашибла. Дело в том, что из Торонто в Оттаву 5 часов езды на машине. В это время прилетела Наташа из Италии, так как Саи Баба обещал посетить Италию и Сугрив подтвердил это. Во время пути я пытался напроситься в Италию, так как мечтал посетить Ля Скала.

Но Наташа молчала в ответ. Пригласила бы, хотя бы из вежливости, я даже немного обиделся. Далее мы прибыли в место, где живет Сугрив. У него одноэтажное бунгало.

В просторном помещении собралось около 30 человек, все свои. Я спросил у Наташи, где Сугрив. Она показала на совершенно не похожего на Саи Бабу высокого, сутулого человека, который фальшиво пел баджаны, нечисто, хрипло.

Это и близко не ночевало со Свами. Он закашлялся, и я совсем потерял к нему интерес. Потом он куда-то исчез, и создалась неопределенная, тяжелая атмосфера. Вдруг, где-то сбоку открывается дверь и, что называется, «выход тореадора», в желтом, как у Свами одеянии. И возникли трудноуловимые штрихи, воспроизводящие Свами. Я не раз был на интервью в Путтапарти и запомнил каждое движение Свами. Что-то похожее я увидел у Сугрива.

Он сразу подошел ко мне и круговым движением руки материализовал мне медальон с изображением Святого Бенедиктина. Я не католик, чего это вдруг. Он отошел, сел и позвал Наташу. Ей он сказал, что, как и обещал в Путтапарти, в начале 2004 года, приедет в Италию. И, взглянув на меня с характерным для Свами наклоном головы, сказал, что, согласно моему желанию, приглашает меня в Италию.

Я понял смысл медальона с изображением главного святого Италии, который был распят, как Иисус Христос. Все связалось, я начал понимать, что происходит. Он сказал: Иди сюда. Я подошел и сел рядом. Он смотрит на меня и говорит: Не похож? Отвечаю: Не похож. Он: Значит, не веришь? Ну ладно. Взял две розы, одну дал Наташе, одну мне. Сказал: Смотри внимательно. Я увидел. Как с венчика розы начало выползать и сыпаться вибхути. Он сказал: Ну, веришь? Я никак не мог увидеть Свами в человеке с другим лицом. Он берет портрет Свами и расписывается: С любовью Баба. Говорит: Ты подчерк знаешь, теперь, надеюсь, веришь? Я отвечаю: Ну, никак не могу. Тогда он меня прогнал: Пошел вон. Вот это состояние Фомы неверующего. Все говорит за то, что это Свами. В тоже время мы реально прилипли к форме, это другой человек, по — другому выглядит, по — другому пахнет, ну все другое.

Дальше стали петь баджаны. Снова, уже с ним, как с запевалой.

И вот тут он меня, как профессионала, достал. Только что, было ни в тятю, ни в маму, а тут запел таким голосом. Конечно, это был баритон, а не тенор, как у Свами, но пел он так здорово, настолько свободно и легко, что я прекрасно зная особенности вокала, понял, сыграть этот переход никак нельзя. По окончании даршана, он меня снова позвал. «Видишь, в Путтапарти нет такой возможности близко общаться. Сейчас Баба будет тебя кормить».

Я начал отказываться, и он предложил взять прасад с собой. Спросил: Какие просьбы у тебя есть? Я перед этим был в Путтапарти, и Баба материализовал мне перстень. Тогда он задал такой же вопрос, и у меня были с собой две фотографии, жены и сына.

Баба, тогда положил руку на фотографию жены и сказал: Гинекология. Я сказал: Да. Тогда он сказал: Не болит.

Действительно, с тех пор никаких проблем нет. Дальше взял фотографию сына и спросил: Что хочет? Отвечаю, он хочет петь, как папа. «Нет, у него это только хобби, петь не будет». Кстати, так и случилось. Когда Сугрив спросил меня: Что хочешь? Я показал фотографию отца, ему 93 года, и попросил ему улучшить зрение. Сугрив положил руку на фотографию и сказал: Устал он, отдыхать пора. Я говорю: Устал, но поживет еще год. Сугрив молчит…, два…, молчит, три. Отвечает: Да, три. Когда я прилетел в Россию, первый звонок был папе. И папа мне говорит: Что-то я уставать стал. Это было точно в десятку. Ровно через три года, в ноябре, в 96 лет он ушел, сказав, что больше не хочет жить.

Такие детали очень много значат. И я полушутя, полусерьезно тогда сказал: Теперь я тебе верю. Потому, что, если ты не Саи Баба, то ты величайший актер Америки". Он начал хохотать, и чем дальше шло общение, тем больше укреплялась моя вера в это необычное проявление Свами.

Что сейчас происходит, почему ушел Аватар и что теперь начинается? Каждый уход Аватара, это уход пласта истории. Начинается новая эпоха. Людей, встающих на духовный путь, все больше и больше.

Дети рождаются совершенно другие. Они, по своему уровню восприятия субъективного мира, далеко впереди нас. Они нас с трудом терпят и понимают. Они не хотят учиться, потому что видят несовершенство учителей.

Мой сын, он родился, когда мне было 53 года, не хотел ходить в школу, говорил, что не может слушать эту ерунду. Сейчас он на третьем курсе ВУЗа. Я ему объясняю, что институт нужен для создания определенной структуры сознания. Нужно сказать, что каждый из нас живет в своей вселенной. По большому счету мы друг друга не понимаем.

Мое сладкое не твое сладкое, мой красный цвет не твой красный цвет, моя, правда не твоя, правда и так далее.

Нас объединяет единый дух. Если его удается его проявить, то в этой части мы созданы по образу и подобию бога.

Женщина не согласится с тем, что она мужчина, потому что она ощущает себя женщиной. А Саи Баба ощущает себя богом. Одна девочка его спросила: Ты, правда, бог? Он ответил: «Правда. И ты бог, и твоя мама. Только я это знаю, а вы нет».

В нас бог спит, а работает личность, играющая свою роль в театре жизни. У меня было много учеников. Одна из них, очень красивая девочка, ушла в монастырь. Я подумал, что из-за каких-то личных проблем. Оказалось, нет, такая потребность родилась у нее внутри. Такой шаг для отца, доктора физмат наук и матери — актрисы был шоком.

Прошло время, и влияние дочери оказалось столь сильным, что у папы пошли сдвиги в сторону религии. Он стал дьяконом. Об их семье была передача по пятому каналу ТВ.

И как-то дочь сказала, что отец хочет со мной познакомиться. Мы разговаривали четыре часа. У меня в квартире портреты Саи Бабы. Сначала его это несколько ошеломило, но в конце разговора мы обнялись, и он сказал, что совершенно спокоен за свою умницу дочь. Потом пришла ее настоятельница, мы и с ней поговорили по душам.

Потом пришел дьякон — двухметровый детина. Я ему объяснил, что он своим громоподобным голосом должен приглашать прихожан к богу, а не пугать. Вскоре он стал кумиром паствы храма. Приходил священник с проблемами голоса. Он бывший вертолетчик, его сбили в Чечне в расположении боевиков, шансов выжить не было. Он не верил ни в бога, ни в черта, а тут стал молиться: «Если останусь живой, брошу все и стану тебе служить».

Боевики убили всех, а через него три раза перешагнули и посчитали убитым. Он вернулся, подал в отставку и пошел учиться на священника.

Я обратил его внимание на то, что молитву надо творить. Все идет само собой, только рот открывай. Как пишут стихи или музыку? Россини написал «Севильского цирюльника» за три месяца. Шапорин, советский композитор, писал оперу «Декабристы», в которой мне пришлось петь в Мариинском театре. Он писал семнадцать лет и не мог окончить.

Эту муру пытались поставить и не смогли. Чтобы что-то получилось, надо оказаться в потоке и тогда, поэт пишет стихи, композитор — музыку, ищущий — одухотворяется.

Есть, прописанный для каждого, божественный план. Надо не мешать ему, и он сам начнет проявляться. Самое сложное, это принимать, потому что в нашей жизни нас учат двум вещам. Это брать, брать, брать и десятину отдавать. Это лучший вариант. Говорят, вот это хороший человек, в социальном смысле. А вот умение принимать — это другой уровень сознания. Наш ум постоянно анализирует, в результате мы выпадаем из потока. Для анализа нужна доля секунды.

Мы создаем некую историю, иллюзию отличную от самой жизни. Мое право или находится в иллюзии, или шагнуть из нее.

Когда-то мой приятель, Сергачев переводил много эзотерической литературы. В переводе Ошо Раджниша я уловил интересную вещь. Мы все крутимся в колесе сансары, но если вы хотите от этого избавиться, сделайте шаг в сторону. Проще не бывает. Это твой выбор.

Расскажу о поездке пещеру в Патал Бхуванешвар. О ней можно прочитать в книге Г. К. Карнавар «Пещера неба в Гималаях. ««Пещера Владыки Вселенной, подземное Царство Шивы, Патала Бхуванешвар. Первые упоминания о Пещере встречаются в Сканда Пуране, древнем писании Индии, согласно которому, Царь Солнечной династии Ритупарна открыл Пещеру еще в Трета югу.

Считается, что последним кто посетил это место (VIII в. н. э.) перед предстоящим тысячелетним забвением, был сам Ади Шанкарачарья, Джагатгуру (Мировой Учитель), основатель учения Адвайта Веданты.

Лишь в конце 80-х годов прошлого века, индийский генерал Кант Тейлор, следуя наставлениям явившегося ему во сне Сатья Саи Бабы, заново открыл Пещеру для всеобщего паломничества.

Человеческому глазу не доступны все залы Пещерного Царства и его семи уровней, описанные в Пуранах. Древнее Писание утверждает, что Патала Бхуванешвар является самым святым местом на земле. Господь Шива, Бог богов, пребывает здесь вечно.

Поклонение Ему или просто посещение Его Паталы освобождает от грехов и дарует милость богов. Даже памятование об этой Пещере устраняет грехи. Сказано, что: «Как и протяженность Земли, величина подземного мира неизмерима…

Человеку не легко проникнуть сюда. Бхуванешвар («Владыка Земли», один из эпитетов Господа Шивы) считал Паталу достойным среди прочих мест и, потому, также избрал Его своей обителью". «Благодаря посещению Патала Бхуванешвара паломники обретают результаты благотворнее, чем от посещения Каши (Варанаси), Рамешварама в Южной Индии и других святых городов. Многочисленные Шивалингамы в различных частях Индии когда-то все находились рядом с Патала Бхуванешваром. Это самое святое место на Земле. В этом Подземном Царстве обитает Сам Повелитель Мира».

Открытие и описание пещерного комплекса совершил в 1989 году служащий индийской армии Канти Тэйлор. Весьма интересно узнать, как он узнал в этом комплексе пещер именно те, которые описаны в Сканда Пуран. Генерал-майор Тэйлор в настоящее время оставил военную службу и живет в Ришикеше. Когда он обнаружил Патал Бхуванешвар, он был главнокомандующим военного округа, в котором находился пещерный комплекс. Конечно, генерал армии этого округа был самой подходящей личностью для того, чтобы исследовать местность и открыть Пещерный Комплекс. Поэтому в лице генерала Тейлора, Шри Саи Баба сделал верный выбор, и через него Он хотел сделать явью предсказания Адишеши. Он выбрал солдата и верующего, который носил армейскую униформу.

У Калиюги есть и другое свойство (качество): в этом веке можно достичь освобождения всего лишь простым обращением к Имени Бога. Но мы все же еще не пытаемся следовать пути полной отдачи и любви к Богу, чтобы преклониться у ног Бога. Бхагаван Баба указал нам еще более простой путь к освобождению — он подарил нам Патал Бхуванешвар.

Генерал Тэйлор рассказал о своем сне, в котором он видел открытие Патал Бхуванешвар. Во сне ему виделось, что он стоит недалеко от Вхагаван Саи Баба на какой-то гористой местности. Баба машет ему, и показывает узкую тропинку, ведущую к горе.

В то время этот сон не имел значения для генерала Тэйлора. Но как поклонник Сатья Саи Бабы и глубоко верующий человек, он предположил, что Саи Баба, возможно, хотел, чтобы генерал когда-нибудь позже провел в этом месте топаз. Но в 1989 году, во время проверки своих войск, он попал на то самое место, недалеко от Питогаратх, которое показывал ему во сне Саи Баба.

Тут он понял, что это место, видимо, имеет какое-то значение, и стал исследовать его. С помощью Саи Баба, он нашел Пещерный Комплекс. Это было чрезвычайно волнующим событием, ведь это было доказательством тому, что сон его оказался правдивым. Но тогда генерал Тейлор еще не мог знать, что этот Пещерный Комплекс именно тот, что описан в Сканда Пуран. Итак, сбылось предсказание Адишеши. Валкал (солдат, человек, одетый в кору дерева), иначе говоря, Кавасхадхари — служащий армии, должен был обнаружить Пещеры и открыть их человечеству.

Современный Валкаль не знал, что он послужил инструментом, чтобы доказать правдивость предсказания. Идентичность Пещерного Комплекса была раскрыта позже, когда генерал встретился с отрекшимся саниясином, и тот ему поведал, что этот Пещерный Комплекс и есть Патал Бхуванешвар.

И это тоже предсказывал Адишеша. Генерал Тейлор стал изучать священное писание Сканда Пуран, и был весьма обрадован и удивлен, что в Манасакханд этого священного писания ясно описано, как будет открыт Патал Бхуванешвар. Генерал Тейлор подтвердил данные в Сканда Пуран описания местонахождения и некоторые другие особенности пещерного комплекса, и все его открытия действительно совпадали".

Мы прилетели в Дели, и оказалось, что билеты в Путтапарти забронированы на неделю позже. Мой молодой, горячий товарищ стал скандалить. Я же понял, что это знак Саи Бабы, и с пользой проведем эту неделю. Наняли джип и тронулись в сторону Гималаев. Дорога становилась все хуже, от движения над пропастями захватывало дух.

Несколько раз попадались встречные машины, с которыми мы разъезжались на маленьких площадках. Потихоньку мы добрались. Около пещеры живут два священника, отец и сын. Молодой брамин предложил в пещере совершить служение — пуджу.

К нам троим, добавилось четверо индусов. Спуск в пещеру это вертикальная шахта, куда спускаешься, перебирая руками и ногами висящие цепи. Достаточно острые ощущения. Шахта и первый зал освещены электричеством. В зале множество природных живописных форм похожих на сына Шивы — Ганеша, богиню Кали, змею Шешу и других. В пещере постоянная температура +4 градуса, мы как положено в индуистских храмах босиком, но холода никто не ощутил.

Второе ощущение, что мне дышат в затылок, а ноги чувствуют легкие прикосновения. Биоэнергетика места просто зашкаливает. Это сказали и мои попутчики. Я запел мантру и стал приплясывать. Индусы боязливо жались друг к другу. После первого зала мы вошли во второй. Там находятся три лингама, тоже природного происхождения. На них в определенном ритме капает вода.

Брамин сказал, что когда лингамы — сталагмиты дорастут до потолка, закончится одна жизнь Брамы. Здесь мы стали делать пуджу. На третьем уровне находится еще зал, и мы спустились туда, а всего брамин назвал семь уровней. Здесь брамин показал на меня и Андрея и сказал, что мы можем пойти на четвертый уровень, а всем остальным — нельзя. В тоннеле длиной около 10 метров при движении нужно наклонять голову. В четвертом зале стоял алтарь с горящей лампадой. Проводив нас, брамин ушел.

Мы стоим, и я вижу, что Андрея повело. Почувствовав внутреннюю дрожь, я предложил вернуться. Андрей, работающий в охранной фирме, и любитель острых ощущений, решил остаться. На середине обратного пути меня сбил с ног бегущий Андрей.

Когда я подошел у него были сумасшедшие глаза, по лицу струился пот. На мой вопрос, что он там увидел, Андрей отвечал только: «Все хорошо. Все хорошо, старик». Так ничего и не сказал. Потом я думал над этим. Похоже на то, что писал Мулдашев, когда пытался проникнуть в пещеру с атлантами. Ощущение постороннего присутствия было и у меня.

Наверно, на нижних уровнях оно еще сильнее. Я вовремя ушел, а Андрея долбануло сильно. Когда я упал, то под рукой оказался плоский камень, и я, как истинно русский, положил его в карман. Когда потом в Петербург приехал Сугрив, я просил его простить меня за то, что утащил камень из его пещеры. Он сказал, что это нехорошо. Тогда я говорю, что могу отдать камень. Отвечает, ладно, оставь, но думай, какие могут быть последствия, когда ты бываешь в святых местах. В самолете были ребята из российского посольства. У них был материал об этой пещере. Оказалось, что проведение пуджи во вторник, очень благоприятно для нас.

В 2002 году приезжает Лариса из Индии и говорит, что одна ясновидящая передала мне от Саи Бабы перстень со знаком «Ом». Я ее раньше не знал, и она меня тоже. Я одел перстень на мизинец и вскоре полетел в Путтапарти.

Нашел эту Таню, поблагодарил, а она предложила мне галстук своей группы. Через несколько дней Саи Баба подошел к ней, и пригласил на интервью.

На интервью была наша группа в одиннадцать человек и двое американцев. Сначала он отдельно поговорил с двумя моими учениками. Ученице материализовал золотую цепочку с кулонам, на котором было его изображение, а ученику подарил свое одеяние.

Я был за них счастлив. Потом он посмотрел на меня и сказал: Дай кольцо. Он его всем показал, сказал: Серебро, а меня спрашивает: Чего ты хочешь?

Все о чем я хотел просить раньше, вылетело из моей головы. Неожиданно для себя, я сказал, что хочу спеть. Он говорит: Хорошо, пой. Когда — то я пел для первых лиц страны, членов политбюро, в Германии для Хоникера. Я считал, что как певец я полностью реализовался, но богу я никогда не пел. Я спел «Ноченьку», Саи Баба выслушал и сказал: Хочешь, перстень станет золотым? Я согласился, он сделал круговой жест рукой, и появилось золотое обручальное кольцо.

Потом спрашивает: Хочешь камень? Я опять согласился, это же интересно. После кругового движения рукой появился крупный зеленоватый камень, и он одел мне его на мизинец.

Чаще Саи Баба материализует кольца с бриллиантами, а я хотел именно зеленый. Я сидел счастливый. Поговорив с другими, Саи Баба обратился ко мне: Маленькое? Я возразил, что все хорошо.

Свами говорит: Давай. Я отвечаю: Не отдам. Саи Баба настаивает: Отдавай.

Взял кольцо, показал всем и сказал: Большое. Кольцо стало расти на глазах, его размер увеличился раза в два.

Все сидели с открытыми ртами. Поднеся большое кольцо к моему лицу, Саи Баба сжал пальцы, и кольцо уменьшилось. Тем не менее, для мизинца оно стало велико и подошло для безымянного пальца. Затем Саи Баба сказал: Знаешь, кто сидит рядам с тобой? Ты хотел с ним познакомиться. Это был Сандвайс, написавший книгу «Святой и психиатр», мою первую книгу о Саи Бабе. Я давно хотел познакомиться с автором. Сандвайс сказал, что для тебя я просто Сэм, ты мой брат, и мы обнялись.

Саи Баба говорит: Пой еще. Я спел итальянскую песню про любовь. Все, обнявшись, пошли к выходу, а Свами меня притормозил, обнял за талию и вышел вместе со мной в мандир.

Он подвел меня к студентам, и начал что-то про меня рассказывать.

В английском я не силен, стою как шиш и не знаю, что делать. Я нагнулся, поцеловал Саи Бабе руку, он смеется и продолжает говорить и говорить. Я стою в дурацкой позе. Наконец он закончил, я только собрался уходить, он опять взял меня за талию и повел на веранду, где сидят координаторы организации.

И снова начал рассказывать, я кое-как дождался конца. Со смехом Саи Баба отправил меня ударом по заду. Я нашел переводчика Анила Кумара и попросил рассказать, что говорил Свами.

Он хитро на меня посмотрел и спросил: Эго? Конечно, эго хочет узнать. Мне оставалось только сказать: Саи Рам.

Сын просил перстень на интервью в 12 лет.

Саи Баба сказал, что детям кольца не делает, так как рука еще растет. Сын догадался сказать, что приедет снова, и Саи Баба кольцо переделает. Саи Баба рассмеялся и сделал. Сын вырос, и когда мы собрались в Индию, я предложил повесить кольцо на цепочке на шею. Достали кольцо из шкатулки, оказалось оно увеличило размеры, и сын надел его на палец. Вокруг Саи Бабы все время что-нибудь происходит. Так что с ним не соскучишься.

Присылайте свой рассказ

Мы собираем рассказы очевидцев и путешественников в ашрам. Для многих рассказы — возможность прикоснуться к живому опыту общения со Свами, приблизиться к нему. Поделитесь своей историей, присылайте рассказ в редакцию сайта по почте mail@sathyasai.ru.

Поделитесь с друзьями

  • Спасибо большое за Ваш рассказ, за Вашу историю!
    Татьяна, Саратов.

  • Здравствуйте, Геннадий! Спасибо за интересный рассказ! Хотелось бы побольше узнать о Саратове военных времён, и когда Вы учились в консерватории, про педагогов-вокалистах того времени, про Томашевского, я занимаюсь историей вокальной кафедры консерватории, если можно, напишите мне, пожалуйста.А.Э. rudjkowa@mail.ru

  • Почему Свами женщин не обнимает?!)) Очень увлекательный рассказ!