Аватар или история поездки в ашрам Индии

Моя поездка в ашрам Саи Бабы

Жизнь — это вызов, боритесь до конца.
Жизнь — это песня, пойте ее.
Жизнь божественна — осознайте ее.
Жизнь — это характер.
Есть только один путь — совершенная жизнь.
Сатья Саи Баба

О Саи Бабе я давно слышала, и мысль увидеть живого Аватара постоянно возникала в моем сознании. Живое воплощение сверхчеловека. Говорили о нем очень многое и всякое, тем не менее, все разговоры сводились к тому, что это исключительная личность, что это — Учитель. Хотелось увидеть его своими глазами и понять, почему же одни глубоко его почитают и поклоняются, другие в его адрес злословят. Какой он, этот святой, этот истинный гражданин индийского народа?

Индия со своими тайнами занимает особое место в моей жизни и всегда вызывает повышенный интерес. Эта страна сумела пронести сквозь тысячелетия мощную веру в Бога и служить Ему денно и нощно, сохраняя ритуалы предков в том виде, в каком они были тысячи лет назад. В ней как ни в одной стране сотни разновидностей поклонения Божеству. Они по-особому видят мир: одни боготворят океан, другие — корову, третьи — мудрую змею, слона, обезьяну… Можно перечислять бесконечно, но объединяет их главное — какая-то детская, чистая вера. Индийский народ глубоко верит в реинкарнацию, и ничего, что до сих пор в глубинках живут по законам касты. Все в духовной Индии трансцедентно, все значительно и таинственно, все понятно не всем, а только тем, кто способен за литературным фундаментом великой духовной цивилизации Индии «Бхагават-гита» узреть мудрость народа и проникнуть за пределы увиденного, осознать науку преданного служения.

«…в „Бхагават-гите как она есть“, бесспорно, содержится некая истина, ибо лица тех, кто следует ее наставлениям, дышат радостью и покоем, которые так редки в унылой и безрадостной жизни наших современников» Преподаватель социологии Государственного университета Нью-Йорка, доктор Элвин Х. Пауэлл.

Индию можно понять только душой и благоговейно полюбить так сильно, чтобы хотеть видеть ее вновь и вновь. Чувствовать ее, понимать историю и тех великих людей, чьей Родиной она была.

Телефонный звонок прервал мои размышления. Мне часто звонили читатели моих книг, делились впечатлениями, и это грело мое сердце и наполняло душу. Я взяла трубку и с удовольствием слушала незнакомую женщину, которая благодарила за книгу «Мгновения прозрения», потом добавила:

— Завтра большой праздник у нас, приходите. Я вас встречу.

— У кого у нас? — Не поняла я.

— У преданных Сатьи Саи Бабы. Приходите. Будет много интересных людей, вы не пожалеете.

Я человек, легкий на подъем, и хорошо помню слова Ромен Роллана об Учителе Рамакришне: «…Он стремится снять с себя шоры всех предрассудков, всякого фанатизма, всякой узости сердца и ума, и, не встречая больше помех свободному и открытому взгляду, он судит обо всем и обо всех с добродушным и здравым смыслом».

Окрыленная предчувствием нового, я в назначенное время была в назначенном месте. Улыбаясь, меня встретила «виновница» телефонного звонка:

— Будем знакомы, я Тамара Григорьевна.

— А можно — Тамара?

— Конечно, конечно, — с готовностью ответила она.

— А я Галя, если хотите — Галлея.

Я смотрела на эту женщину и думала, что значит внутренний свет: будучи далеко не молодой, она была красива той особой красотой, которую не портят морщины. Ее глаза выражали радость моему приходу, что переполняло мое сердце благодарностью. Провожая на место, она комментировала: это художница, а это певица, а вон та женщина с мужем уже несколько раз были в Индии. Оглядевшись по сторонам, я благополучно «приземлилась». Мужской голос объявил, что сегодняшняя встреча начинается с пения баджанов. Настроение было прекрасное. Я старалась охватить взглядом зрительный зал, думая: как много людей, какая же великая сила собирает их, какая мощная тяга к духовному, чистому их всех объединяет! Присутствующие пели вдохновенно, с удовольствием. Потом обсуждали текущие вопросы, подводили итоги лета. Рассказывали, что полезного сделали в лагере для детей, потом делали объявления, ну, а потом всех пригласили на прасад (сладкое застолье.)

«Как у кришнаитов», — подумала я. На столе были пироги, сладости, приготовленные преданными. Я подошла к портрету Саи Бабы и внимательно стала рассматривать его.

— Тамара, — шепнула я. — Давайте соберемся у меня, а? Вы принесете мне книжечку о Саи Бабе, я познакомлюсь с ним ближе. Мне это очень интересно. Она с удовольствием согласилась.

Через несколько дней она пришла с несколькими приятельницами, а я пригласила своих. В моей просторной кухне мы распивали чаи, оживленно беседовали о делах насущных. И тут я распахнула свое неуемное сердце: рассказала, что собираюсь в Индию, но не знаю только точно, когда. Рассказала о паломничестве, которое совершила в феврале и марте 2006 года с «Обществом ведической культуры». Сколько получила радости от городов и деревень, которые посетила. От людей, с которыми обошла восемь святых островов, с которыми подружилась и теперь связана душой.

— Поезжайте на день Учителя! 7 июля — большой праздник! Съедутся преданные со всего мира! Поезжайте в ашрам к Саи Бабе! — страстно запричитала Любочка.

От неожиданности я подпрыгнула.

— У меня как раз отпуск! У студентов — каникулы, а от концертов отпрошусь. Урра! Сейчас только май, будет время все обдумать.

Тамара, радостно смеясь, сказала:

— Сколько интересного тебя ждет!

Я не ожидала, что так быстро придет решение, которое теперь будет занимать все мои мысли. Я показывала фотографии, на которых были отражены «мои подвиги», совершенные в Индии. Было очень приятно общаться с теми, с кем так легко, кто говорит об Индии не как об экзотике, а как о том, к чему «прикипела» душа. Потом я пригласила в свою комнату показать картины папы и близкого человека. Их обоих уже не было на земле, но дух был в их картинах.

— А это кто? — Проходя в комнату, спросила одна из женщин.

— Это Эль Мория, а это Сен-Жермен, а это Кут Хуми. Это мои духовные учителя, которые в тонком мире, — с готовностью ответила я. — Слышали об учении «Наука изреченного слова»?

— Я не слышала, — сказала вторая.

И я с особым вдохновением стала рассказывать, что это учение Христа, которое он дал двенадцати апостолам. Это учение было тайным, оно удивительно действенно и связано с наукой. Объясняет космические законы, исследует жизнь человеческого духа.

— Интересно, — сказала первая.

— Очень, — поспешила продолжить я. — Оно объединяет все религии и всех учителей мира. У меня много книг, которые, словно чистый родник, наполняют мое сердце и делают сильнее.

— Вот вам, Галя, и надо ехать к Саи Бабе, он тоже за осознание духовного единства всех религий и учений, — сказала Любочка.

А Тамара добавила:

— Эта поездка еще больше укрепит веру в Бога, поезжайте.

Гости разошлись, а я, взволнованная новым притоком неизведанного, долго не могла уснуть. Наполненная общением, теплом этого вечера, я подумала, что все непросто. Не исключено, что мой дорогой Учитель создал условия, чтобы я открыла новые горизонты неизведанного.

Как нерв души наполнил светом,
Так солнца луч обнял меня,
Я распахнула руки свету,
Пошла на зов, что звал меня.
Как будто воин рвется в бой,
Все существо мое готово,
О, Бог мой! Я всегда с тобой,
И гимн пою тому, что ново.

Встала, села перед алтарем. Долго смотрела на Иисуса и Матерь Божию, как бы советуясь с ними, потом перевела глаза на Эль Морию и Сен-Жермена, помолчала и почувствовала в душе благодать. Теперь я уже не сомневалась, что поеду к Саи Бабе.

Через три дня — звонок:

— Галина Петровна, — услышала я голос Тамары. — Приезжает Саша Гуцалов из Индии. Он был нашим руководителем. Потрясающая личность, кандидат философских наук. Он будет делать лекцию о нашем митрополите Кирилле, с которым встречался в Русском посольстве Индии. Будет показывать фильм о нем. Приходите, познакомлю.

— Прилечу на крыльях, — выпалила я.

Саша произвел на меня неизгладимое впечатление. Человек широких взглядов. Его голос красивого тембра притягивал внимание. Он очень интересно построил свою лекцию, а поскольку я была лектором краевого общества «Знание» с правом на публичные лекции, то смогла оценить грамотность и эрудицию этого человека.

— Он пятнадцать раз был в Индии, — прошептала Тамара. — Собрал материалы о Кирлиане и поместил их в музее Саи Бабы в Путтапарти. Сейчас готовит выставку для Индии о христианстве.

От восхищения я чуть не выскочила из собственного тела. В голове уже плясала рифмовка:

Хочу я слышать песни голос,
Что там звучит, внутри меня,
Что, расцветая, словно лотос,
Несет в себе росток огня.
Огонь, что утверждает жизнь,
Горя в груди, зовет к свершенью,
Чтоб ощутить еще сильней
Души людской преображенье.

После лекции Тамара подвела меня к Саше. Мы познакомились. Он внимательно посмотрел, и я улыбнулась.

«До чего интересный, — мелькали мысли, — смуглый, как индус. Какой устремленный, как много сделал…»

— Вы только что из Индии, — осторожно начала я разговор. — Давайте соберемся у меня, я позову друзей, вы расскажете нам о поездке, я знаю, что это будет всем интересно.

— Хорошо! — мягко ответил Саша. — Решите с Тамарой Григорьевной, какой день, — и тут же переключился на подошедших с вопросом молодых людей.

Мои подруги с радостью откликнулись. Ирочка, моя ученица, астролог Инна, Светлана врач нетрадиционной медицины, Тамара Григорьевна с Любочкой. Собирались весело, накрыли стол для чая. Я беспокоилась, что запаздывал мой ученик Сережа, который был на занятиях в университете. Не смогли прийти врач Виктор, преподаватель Олег. Ну что поделать!

Раздался звонок в дверь, приехал Саша. Я несколько удивилась тому, что он оказался очень стеснительным человеком.

— А вдруг он кушать хочет, ты говорила, что он не краснодарский? — заволновалась я, обращаясь к Тамаре. — А мы его конфетами да печеньем…

— Да, ты права, но он не будет есть, ему надо повторить несколько раз, тогда, может быть, ответит на приглашение, уж такой он.

Я была счастлива, что могу угостить всех овощным рагу с индийскими приправами.

Встреча прошла замечательно и вызвала нескрываемый восторг. Саша рассказывал о Саи Бабе, о предстоящей выставке и о многом таком, о чем томилась душа.

— О, сколько чудес он дарит людям, сколько любви! — вдохновенно говорил Саша.

Я не выдержала:

— Неужели я смогу его видеть? Живого Аватара!

— Если очень хотите, обязательно увидите, он чувствует того, кто хочет к нему приехать, и помогает. Вы попросите его.

Я подняла брови и непонимающе смотрела на Сашу, а он рассмеялся:

— А вы проверьте. Возьмите его фотографию и попросите помочь, вот прямо сейчас.

Тамара подарила мне фото, я взяла его и обратилась:

— Саи Баба, я очень хочу тебя увидеть!

— А почему так грустно? — вмешался Саша. — Он вас слышит.

— Но, Саша, это же не сказка. Я как подумаю: билеты брать только в Москве, потом визы… Для меня это нелегко.

— Успокойтесь, Саи Баба вас услышал. Я через неделю еду в Москву за нужными мне документами, вот и возьму вам билет в Индию. Потом, через месяц, снова буду в Москве и сделаю вам визу.

Я потеряла дар речи.

— Неужели так бывает?

— С Сатьей Саи Бабой именно так и бывает, именно так.

Шумно распрощавшись, я не могла собирать посуду, в голове не укладывалось: неужели так просто — возьму и поеду? Да и английский знаю плохо. Появилось волнение, от которого прыгали мысли: «Вот если бы с кем­то поехать, дорога ведь неблизкая. Сначала на поезде до Москвы, потом на самолете до Дели, как говорил Саша, еще на поезде две ночи и день до Путтапарти, где в ашраме и живет Саи Баба».

Бросилась обзванивать приятельниц. У всех, как всегда, есть причина. У Инны — курсы по астрологии, у Иры все сбережения идут на поступление в институт, у Светы — внуки… и т. д., и т. п.

Время бежало. Утром села к алтарю, помолилась, попросила учителей благословить меня.

Потом попросила Саи Бабу, чтобы дал мне попутчицу. Я очень просила, убеждала, что одной мне не справиться. Через два дня надо было встретиться с Сашей. Что делать, что делать? Нервничаю.

Вдруг звонок.

— Галина Петровна, как вы там?

— Хорошо, Людочка, а как ты?

— Нормально, все помнят ваши занятия в «Тенториуме», беседы. Благодарны за ваше участие в презентации. Вы украсили своим пением наш вечер. Желаю вам всего наилучшего. От всех привет.

— Людмила, я еду в Индию.

Повисла пауза, а потом жалобно:

— Я тоже хочу!

— Так поедем, — взорвалась я от радости. — Приходи, поговорим.

— Ой, Галина Петровна, сегодня же вечером буду у вас. До встречи!

Я опять не могла понять: неужели так бывает? Хоть бы она поехала!

Да святится Имя Твое, Господи!

Вечером за чаем мы уже строили планы. Через две недели билеты были на руках. А потом и визы! Радость сборов в такую поездку трудно передать. Перезваниваясь, советовались и ждали назначенного часа нашего путешествия.

Приехав в Москву в аэропорт, мы сели на самолет Москва-Дели.

Заботливый Саша побеспокоился, чтобы в Дели нас встретили его друзья и приютили. Счастливые и свободные, как птицы, мы разгуливали по столице Индии. Посетили храм Бирла Темпл, посвященный Кришне и Ратхе, потом храм Бахаи. Изумительные парки, где охотно подставляли свои лица и тела прохладной воде, которой поливали зелень. Было так жарко, что вместе с индийскими мальчишками и желающими освежиться, мы, как дети, смеялись и плескались водой, которую из шлангов направлял на нас садовник. Улыбающиеся лица жителей Дели доброжелательно смотрели на нас и восхищенно приветствовали.

Друзья Саши помогли нам взять билеты в городок Путтапарти, куда устремлены были все наши помыслы, где и находился ашрам человека-легенды, которого называли святым.

В поезде Людмила, не уставая, шептала: «Какие открытые эти индусы, какие улыбчивые и доброжелательные».

Я-то знала их по прошлому паломничеству, а теперь радовалась, что у нее такое же мнение. Время в дороге пробежало быстро, на остановках покупали лепешки, яичницу и, как дети, смеялись, облизывая пальцы. А утром, с рассветом, когда еще хотелось спать, с улыбкой во все лицо индус покрикивал: «Цай, цая…», — а мы рассматривали его и проверяли туго натянутые цепи чемоданов (на всякий случай привязанные, а то что же мы будем делать без них?).

А вот и наша остановка — Путтапарти. Это поселок городского типа в районе Анантапура, индийского штата Андхра Прадеш. Взяли рикшу, с трудом объяснившись, и вперед! К чему призывает Эль Мория — к цели! Дорога бежала вдоль полей и ветхих построек. Одни индусы сидели в уличных кафе, другие стояли и наблюдали за проезжающими. Мы вдыхали сладкий жаркий воздух и чувствовали себя на высоте блаженства. Въезжая в городок, рассматривали прохожих и их жилища. Проехав несколько нарядных арок, украшающих главную дорогу, оказались у ворот ашрама Шри Сатьи Саи Бабы. Приветливо окинув взглядом наши рюкзаки, нам указали дорогу туда, где мы можем разместиться.

Ухоженная территория ашрама приветствовала нас улыбающимися паломниками, зелеными полянами с цветами и сидящими на скамейках, оживленно беседующими людьми. Здесь слышалась английская, немецкая, французская речь. Мы с любопытством рассматривали новую для нас обстановку и шли к жилому корпусу, который нам указали. Кое-как объяснившись с дежурными, мы протянули паспорта и получили ключи от трехместного номера. В нем было все необходимое, и это нас приятно удивило, так как мы были готовы к более спартанским условиям. Скоро к нам подселили молодую женщину из Казахстана. Весело беседуя, мы отправились обживать ашрам. Территория восхищала своими зелеными парковыми скверами. Одни украшались статуями Господа нашего Иисуса Христа, Шри Кришны, Шри Ганеши, Шри Будды, богини Дурги, Шри Гаятри, Шри Чубраманья и др. Другие скверы украшались небольшими водопадами, красивыми аллеями с цветами и любовно оформленными камушками, каменистыми лесенками. Все это создавало удивительный мир любви и радости. Вокруг люди разных национальностей в одеждах своей страны. В целом это разноголосое и разноцветное зрелище рисовало совершенно другую планету, где царят радость и доброжелательность, где мы не были лишними, а, наоборот, естественно дополняли ее. Взволнованная, я осторожно взяла Людмилу за руку и мягко сжала ее ладонь, на что она ответила: «И у меня душа замирает, как хорошо, что мы приехали!».

Недалеко на возвышении увидели поликлинику. Здесь ее называли госпиталем. Справа от нас располагалась европейская столовая, немного дальше слева — индийская и пенджабская. Мы, не сговариваясь заверили друг друга, что побываем во всех. Пока мы разговаривали, изменили направление нашего «путешествия», и перед нами вырос большой трехэтажный универмаг, где кроме благовоний, сари, индийских шарфов было все, чего пожелает душа приобрести в память о незабываемой Индии. Мы с пониманием переглянулись, и было понятно, что сюда-то мы обязательно пожалуем.

На территории ашрама большую площадь занимал громадный храм. В нем помещались, по разным подсчетам, около сорока тысяч человек. Он был ограничен сверху потолком, опирающимся на стройные колонны. Этот потолок украшали десятки ярких фонарей. Вся его территория была окружена ажурным забором, через который просматривался блестящий, выложенный квадратами пол. Когда утром мы вошли в этот зал, то не могли налюбоваться красочностью, яркостью алтаря, многолюдностью. Мы с восторгом рассматривали присутствующих. Справа сидели женщины в разноцветных сари с украшениями и цветами в волосах, слева — мужчины. Было радостно ощущать себя частью их. Во время службы разносили очищенную воду, и мы, затаив дыхание, старались ничего не пропустить. Накинув на себя яркие индийские шарфы, мы сливались с присутствующими. Постепенно раскрепостившись, с интересом и уважением наблюдали за происходящим. Запах цветов наполнял зал и готовил к главному, ко встрече с Сатьей Саи Бабой. Каждое утро он присутствовал на утреннем ритуале. Когда закончили петь баджаны, на минуту воцарилась полная тишина, и с правой стороны выехал на коляске Аватар. Ходить он не мог по неосторожности одного из преданных. Мы сидели далеко, но нам хорошо была видна шапка его пышных волос, которые, словно ореол, обнимали лицо. В полной тишине наблюдали за тем действом, которое сопровождало его появление. Послышалась музыка, и он спокойно проехал вдоль алтаря, повернувшись к залу, потом остановился и вместе со всеми слушал продолжение пения. На этот раз он ничего не говорил, не исключено, что с утра он уже встречался и беседовал не с одним человеком. Ему восемьдесят четыре года, но лицо его такое же, как на открытках. Уезжал, улыбаясь, вдоль первого ряда, все тревожились о его здоровье и махали ему руками, произнося добрые пожелания, и передавали письма со своими проблемами и тревогами, уверенные в его помощи. Не всем и это удавалось. Нам помогал наш дорогой друг Саша Гуцалов, который сидел на мужской стороне мандира и которому удавалось передавать письма, чему мы радовались, как дети. Мне очень хотелось увидеть Аватара и сильнее почувствовать энергетику. Эта встреча, несмотря на то что я наблюдала издалека, произвела на меня особое впечатление. После службы раздавали небольшой прасад (что­-либо сладкое). Каждому хотелось его получить, как частичку, как негласное благословение Аватара. Я решила вставать пораньше, чтобы сидеть в первых рядах, что я и сделала. Но это оказалось непросто. Оказывается, представитель от определенного количества стоящих в очереди человек должен был тащить билет, какой ряд он вытащит, тот и определен для стоящих за ним. Причем впереди сидели те, у кого день рождения. Потом ученики лицея, университета, приближенные (vip-персоны).

К этому храму примыкал зал, он был небольшой, но очень личный, потому что те, кто приходил в него, занимали очередь глубокой ночью. В нем проходили ежедневные ведические ритуальные службы, пелись бхаджаны. Раньше именно в этом зале Сатья Саи Баба проводил встречи, давая интервью для больших групп. В полном молчании вместе с остальными я ждала, когда позволят войти. Строго в порядке очереди мы спокойно входили в этот небольшой зал и садились на чистый теплый пол. Перед глазами были большие портреты: Ширди Баба (прошлое воплощение Сатьи Саи Бабы), Шри Ганеша и Сатья Саи Баба. С правой стороны стояла скульптура Ширди Бабы. Много украшений, цветов. Все, что происходило, было торжественно, с большим почитанием Всевышнего и предков. Из зала я вышла с особым, просветленным настроением, потому что пение баджанов и повторение молитв на древнем языке — санскрите несли с собой особую энергию очищения.

После молитвы мы молчали, а за обедом, уплетая вкусные шарики из картофельного пюре, облитые растопленным сыром, а также наслаждаясь тушеными овощами без гербицидов, делились своими мыслями. Столовая была большая, женщины и мужчины обедали отдельно. Когда приезжаешь с духовной целью, это очень удобно. Чувствуешь себя свободно и легко. Когда входишь в столовую, звучит спокойная музыка и стоят в рост статуи Иисуса Христа, Будды. Саи Бабы. Мне все было чрезвычайно интересно, поскольку, несмотря ни на что, я была наблюдателем, внутри которого шла большая внутренняя работа. Я была знакома со многими духовными учениями, и было радостно сознавать, что все стремятся к свету, радости, любви. Другое дело, что пути разные и каждый выбирает путь по свободной воле, так как каждое учение имеет свои достоинства и недостатки.

В один из таких дней я долго не могла заснуть. Его пение мы слушали на диске, и оно меня притягивало. Он пел артистично, такого тембра я не слышала. Его пение обволакивало и наполняло любовью. Как же я хотела встречи с Саи Бабой, как же мне хотелось поближе его рассмотреть! Не говоря о том, как бы хотелось с ним побеседовать. Я понимала, что много народу приехало, так как предстоял большой праздник Шивы. В отличие от девяностых годов очень немногим удавалось встретиться с ним. В основном встречи были с делегациями и запланированными группами. У него не хватало времени на индивидуальные встречи. В расстроенных чувствах я медленно погружалась в дремоту, и, Боже, что это?! Я вижу яркий свет в виде экрана. Буквально в метре от меня яркое теплое розовато-белое пространство. Недалеко стоят и сидят люди, а издалека медленно на своих ногах идет Шри Саи Баба… Он здоровается с людьми, сложив ладони по-индийски, кланяется, приветствуя их, и идет в направлении меня. Я замерла. Он подошел. Повисла пауза, и я стала рассматривать его. Красивое смуглое лицо — отметила я. Удивительно теплые и добрые глаза… Чуть улыбающиеся красивые губы, открывающие белизну зубов… (Поскольку папа мой был самородок художник, у которого были выставки, я приучилась досконально рассматривать людей, подмечая их особенности.) Он внимательно некоторое время смотрел на меня, потом вдруг заговорил на английском языке. Я стояла и растерянно шептала: «Сорри, ай эм вери литл инглиш». Все мое существо трепетало, так как наступало пробуждение от дремоты и я начинала осознавать, что-то, о чем я мечтала, свершилось. Саи Баба услышал мое намерение и выполнил его. А что я? Я оказалась беспомощной, неподготовленной, мало информированной, чтобы иметь право вести беседу с Аватаром. Потому­-то он и говорил со мной на другом языке, потому что я не смогла вникнуть в его учение, потому что была наблюдателем. Но как же я ему благодарна за урок! За выполнение моей просьбы, потому что нельзя объять необъятное. Я пропитана учением «Наука Изреченного Слова», и моим Учителям угодно, чтобы я расширяла свой кругозор, принимая в себя все то, что несет свет человечеству. Спасибо, Аватар! Я почувствовала твою сверхсилу.

Вечерами мы собирались уже с новыми знакомыми в ашраме и подолгу беседовали. Они нам рассказывали о чудесах Саи Бабы, о том, как он многих спасал от смерти, лечил, помогал найти путь в жизни. Мы ходили отдать уважение его родителям. Они были погребены недалеко. Видели дерево, о котором рассказывали, как, будучи мальчиком, он забирался на него и исполнял любое желание своих одноклассников, Он срывал с ветки все, что они пожелают: конфету, книгу, фрукты. Слушали лекции профессоров университета. Я была переполнена впечатлениями, информацией и решила сохранить силы, чтобы не только дать уложиться знаниям, но и быть готовой принять новые, для меня очень значительные. Посетить музей Сатьи Саи Бабы. Узнать о нем как о гражданине.

Мы слышали, что Сатья Саи Баба с почтением и уважением относился к известному индийскому мыслителю Шри Ауробиндо, с трудами которого я была знакома и который всегда вызывал у меня немалый интерес. У меня и мысли не было, что светлые силы предоставят возможность посетить и его ашрам. Хочется заметить, что в день рождения Сатьи Саи, 24 ноября, Шри Ауробиндо сказал: «На землю воплотилось Божество». Я приехала в Индию на два месяца, и у меня были время и возможность познакомиться и с этим светочем индийского народа. Обсудив с Людмилой наши планы, мы взяли билеты на автобус, который идет до Мадраса двенадцать часов. Нас было трое. Из Мадраса нам предстояло ехать еще пять-шесть часов до города Ауровиль. Несмотря на июль, ночь не была жаркой. Мы были усталые, так как ехали всю ночь. Окна в автобусе были открыты, и меня хорошо просквозило. Шею продуло так, что не могла повернуться. Ауровиль находился рядом с индийской деревушкой, куда мы и прибыли. Попасть в Ауровиль было тайной моей мечтой, так как этот городок называли «городом будущего». Он вмещал в себя множество общин всего мира. Туда ехали люди и жили по другим правилам и законам, подчиняя свою жизнь служению Богу и друг другу. Четыре часа они работали на общину, остальное время занимались тем, о чем мечтали в юности. Занимались любимым делом, поэзией, музыкой, живописью. Когда я позднее связалась по телефону с женщиной по имени Роза, которая жила там уже три года, то в свои семьдесят лет она сказала:

— Я никогда не была так счастлива, как эти годы!

Как же хотелось посетить Ауровиль! Чтобы туда попасть, нужно было утром зарегистрироваться, получив разрешение. Было понятно, что по времени в этот день мы не успели. Была вторая половина дня, и нужно было торопиться. До города Пондичерри, где находился ашрам Ауробиндо, пятнадцать километров. Мы сели на рикшу и, обдуваемые горячим ветерком, осматривая окрестности, благополучно добрались. С трудом объясняясь, мы нашли ашрам, где нам указали адрес размещения. Город произвел прекрасное впечатление. Во-первых, эти земли были бывшей французской колонией. В городе, а особенно на набережной, прекрасно сохранились статуи французских военных начальников, губернаторов и прочих известных тогда людей. Во-вторых, город построен по интересному плану. Возле домов было множество цветов, которые, как вьюны, обнимали балкончики, беседки, дворы. В центре удивительная чистота. Мощеные улицы, изумительные парки, красивая набережная, засыпанная оранжевым песком с ракушками. На набережной не ларьки, а наподобие тачек, на которых много фруктов, всякой вкусной еды, мороженого и т. д. и т. п. Вечером, все эти тачки уезжают и на берегу зажигаются разноцветные фонарики, приезжают походные кафе, от которых пахнет вкусными национальными блюдами. Они привозят столики, стулья, и можно весь вечер любоваться горизонтом. В июле здесь весна и вечерами свежо. Температура воды плюс 21−22 градуса. Когда через два дня Людмила вошла в воду, то сбежалась толпа глазеющих на «русскую русалку»: они стояли на берегу и смешно поеживались от прохлады. Я же, приподняв индийскую юбку, вошла по колено. Освежившись, мы продолжали осматривать достопримечательности с живыми слонами. В ашраме нам дали адрес русской учительницы, которая преподавала рисование. Спасибо ей большое, она нам многое рассказала о жизни русских в этом городе, пригласив к себе в гости. Меня поразили многие индийские женщины, которые мчались по улицам на мотоциклах, с развевающимися белыми шарфами. Одежда их состояла из шорт, белой спортивной батистовой блузки и крохотной белой чалмы на голове. Фантастика! Нам выдали недорогие талоны на питание, и у нас была возможность обедать с верующими из коренного населения и по возможности обмениваться информацией. В самом ашраме никто не останавливался. В ашраме был музей Шри Аурубиндо и Матери. Матерью называли сподвижницу и верного друга Учителя. Она была француженкой, высокообразованной женщиной. Ей было сорок лет, когда она приехала в Индию, узнав об Учителе, познакомившись с ним, осталась в Пондичерри навсегда, став самым близким его другом. Мы побывали в комнате Учителя, где он жил, спал, работал. В особом внутреннем состоянии души мы прикоснулись к святой тайне. Стояли медные тазы с водой, в которой плавали ароматные лепестки роз, и, сидя в позе лотоса, вместе со всеми присутствующими мы медитировали. Это незабываемо! На этом же этаже большая библиотека. На первом этаже, с другого входа, спальня Матери. Скромная и светлая, ощущение, что она наблюдает за посетителями. В середине просторного и уютного двора из свежих цветов алтарь. На нем нет ликов. Из цветов выложены символы. Верующие подходят, становятся на колени и молча рассказывают Всевышнему о своих тревогах. Отходя от алтаря, садятся недалеко и в молчании анализируют жизнь, поступки, тихонько каются в допущенных ошибках.

В Ауровиль мы не попали, мое самочувствие желало быть лучшим. Неделя была насыщенная, и в голове стучали рифмы:

Мой диск души наполнен светом,
И солнца луч обнял меня.
Я распахнула руки свету,
Пошла на зов, что слышу я.
Огонь в груди от жажды знать,
Чтоб больше видеть, понимать,
Волненье не могу унять,
Хочу вбирать и принимать.
Как будто воин рвется в бой,
Все существо мое готово.
О, Бог мой! Я всегда с Тобой
И гимн пою тому, что ново!

Эта поездка приоткрыла завесу очень важного в моей жизни. Она открыла то, о чем я читала, но понимала по-другому. Эта сдержанность таила в себе какую-то силу, доселе не ведомую мне. Я вдруг поняла ту трансцедентность, о которой Шри Ауробиндо говорит в своей книге «Путешествие сознания». Попрощавшись с этим ашрамом, с людьми, с которыми нас свели высшие силы, с чудесным городом, мы отправились в обратный путь. Я с тоской думала о том, что не побывала в Ауровиле, и почему-то верила, что обязательно побываю в следующий раз, если так угодно будет Господу.

В Путтапарти мы уже ехали, как домой. В дороге предвкушали, как пойдем в музей Сатьи Саи Бабы, Саша рассказывал о нем еще в Краснодаре. Мне не терпелось узнать об Аватаре, как о гражданине, который живет и трудится на благо своего народа.

Людочка уезжала, а я оставалась еще на некоторое время. Жаль было, но ее отпуск подошел к концу, и мы попрощались, став за это время родными людьми.

Вечером я перечитывала записи, которые выписала из книг Саи Бабы:

Жизнь — это вызов, боритесь до конца.
Жизнь — это песня, пойте ее.
Жизнь божественна — осознайте это.
Жизнь — это характер.
Есть только один путь — совершенная жизнь.

Появилась потребность прочитать его молитвы:

Утренняя

О, Господь, я существую на свете только благодаря Твоей милости.

Я не знаю, что буду делать в течение этого дня, поэтому прошу уберечь меня от совершения греха.

Мой смиренный поклон Тебе.

Вечерняя

О, Господь, я не знаю, были ли мои поступки, совершенные в течение дня, хорошими или плохими, поэтому прими их все. Мне также неведомо, доживу ли я до завтрашнего утра. Я молю защитить меня.

Мой смиренный поклон Тебе.

Ну чем эти молитвы отличаются от христианских? И разве важно, какую молитву читать, если она несет любовь к Всевышнему и смирение? Чем больше узнаешь, тем твое сердце больше напитывается любовью к Господу.

Сатья Саи Баба много беседовал с людьми, особенно с молодежью. Я выписала очень простую истину, о которой он так просто, с юмором и любовью, говорит посетителю:

Посетитель: Что делать с моей ногой? Она все еще болит.

Саи: Не ходи слишком много и не лазай по холмам. Отдыхай.

Посетитель: Я не думал, что так произойдет, когда взбирался.

Саи: Передохни. Позаботься о теле.

Не знаю, как вы, я смеялась от души.

Посетитель: Есть ли что-то в обрядах?

Саи: Это дань благодарности, которой мы должны отплатить родителям, гуру, Богу, природе и мудрецам.

Это понимание для меня было новым. Мне захотелось послужить ашраму и я стала ходить помогать на кухне.

На этот раз все мои мысли были направлены на то, чтобы во второй раз пойти в музей Сатьи Саи Бабы и еще раз пройти по тем залам, которые занимали довольно большую территорию и вызывали у меня восхищение этим человеком. Рассказывалось о его родителях, детстве, образованности. Хотелось проникнуть на тот великий путь, которым он шел, и как­то зафиксировать важные для его народа дела. Климат в Индии непростой: в марте-апреле температура достигает в тени 70 градусов. Еще мальчиком Саи видел, как тяжело болеют люди, и причиной этому была вода, которую люди черпали в озерах, реках. Рано портились и выпадали зубы, болели ноги, изуродованные подагрой… В пустынных районах, где всегда была проблема с питьевой водой, Саи Баба взялся за осуществление давней мечты. Под его руководством был построен канал для снабжения чистой питьевой водой самых засушливых районов штатов Андра Прадеш и Тамил Наду. Этот канал обеспечил бесплатной питьевой водой многомиллионный мегаполис Ченнай, бывший Мадрас. Эта программа охватила около семидесяти миллионов индийских граждан.

Как же людям не почитать его?

Я рассматривала иллюстрации: в глухих деревнях люди пили чистую воду и благодарили Аватара. Там его усилиями были открыты три корпуса университета. Выстроен женский корпус университета в городе Анантапуре. При университетском корпусе в пригороде Бангалора под названием Уайтфилд располагался второй ашрам и третий между Путтапарти и Бангалором. Открыты музыкальный колледж, множество школ, которые обеспечены бесплатными школьными принадлежностями (школьная форма, учебники, тетради). Обеспечил детям бесплатное питание. На территории ашрама открыл бесплатную поликлинику, где все лекарства выдаются безвозмездно. На территории города открыл два суперспециализированных госпиталя, которые специализируются на лечении болезней сердца, урологических, офтальмологических, нейрохирургических. Лечение для всех, кто обращается с этими тяжелыми заболеваниями, проводится бесплатно, включая питание. Открыл много детских домов.

В одном из них вблизи Майсура я побывала. До него ехала пять часов. Прямо на территории находится храм, где материализуется Амрита (по ведическим материалам, это напиток бессмертия). В храме большой алтарь, и пожилой человек, который руководит детским домом, показывал нам чудо Сатьи Саи: он клал нам на руку кулон с изображением Сатьи Саи Бабы, который прямо на глазах начинал мироточить душистым жидким медом — амритой. Этот запах наполнял пространство непередаваемым ароматом. Я была потрясена. Нам было позволено собрать амриту в маленькие бутылочки и взять на память. Мы посетили на этой территории детский дом, посмотрели, как живут дети, раздавали им конфеты и печенье. Маленьких обнимали и прижимали к себе по-матерински. На обратном пути я думала о масштабе личности Саи Бабы. Я понимала, что Аватару известны великие законы материализации. Рассказывали, что, когда люди попадали к нему на встречу, он видел их насквозь и сразу называл их проблемы. Часто материализовывал для них подарки в виде колец, цепочек. В ашраме проделывал невероятное действо: запустив в глиняный горшок руку, извлекал из него похожий на пепел порошок вибхути. Порошок издавал приятный запах и обладал лечебным свойством. Я смотрела много фильмов об Учителе, и эта картина у меня перед глазами, словно я видела все сама. Двигая рукой внутри кувшина, он получал вибхуту. Кто прикладывает к ранам, кто пьет с водой пол-ложечки этого порошка. Всего, что я видела в ашраме, не забыть никогда. Все, чем я жила то время, напитало меня новыми понятиями, ощущениями. Перед моими глазами разворачивалась жизнь совсем другая, чем та, которой я живу. Я прилетела на другую планету, где меня принимали и любили такой, какая есть.

После моего приезда домой уже прошло время. Сатья Саи Баба ушел, а народ ждет его возвращения на землю. Они твердо знают его следующее воплощение и то, что Саи Баба не оставит их. Он снова придет, чтобы помогать! Помогать, потому что чудо его — в бескорыстном служении и всеобъемлющей любви ко всему миру.

Спасибо, Учитель, за теплый прием в ашраме, за людей, с которыми свела меня судьба, за тот свет, что остался в моей душе! Да будет благословенно твое имя, спасибо за то добро, которое ты нес своему народу!

Смотрю я в зеркало, но вижу оболочку,
А там внутри большой цветок,
Который прорезается из почки,
Пуская в дух любви росток.
Через страданья и преграды
Он зреет, выживая и томясь,
Чтоб жить, дышать не для награды,
А просто сердцем ввысь стремясь.
Нам надо чаще вверх смотреть,
Уж слишком короток наш век,
Чтобы добром души созреть,
Ведь имя наше — Человек!

ГАЛЛЕЯ, июль-август 2010 года

Присылайте свой рассказ

Мы собираем рассказы очевидцев и путешественников в ашрам. Для многих рассказы — возможность прикоснуться к живому опыту общения со Свами, приблизиться к нему. Поделитесь своей историей, присылайте рассказ в редакцию сайта по почте mail@sathyasai.ru.

Поделитесь с друзьями

  • Вдохновляющий нектар опыта, Саи Ананда Лахири, спасибо вам, низкий поклон. Джей Саи Рам!

  • Замечательный рассказ. Взгляд и ощущение не туриста, но духовного человека. С интересом прочла рассказ. Рада неожиданной и прятной встрече на сайте.

  • Спасибо огромное, очень вдохновляет:) Очень жаль, что Саи Баба покинул свое тело, кажется, что такие люди живут вечно!